Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

I

Искандеру не нравилось своё имя. Много раз он порывался поменять его. И хотя в его случае легко можно было избежать бюрократической волокиты — достаточно лишь сказать пару слов кому нужно, что-то его удерживало. Может быть, то, что оно происходило от имени самого Македонского, ведь это — не что иное, как Александр на арабский лад.

Но, скорее всего, причиной этому было стремление до конца следовать правилам игры, участником которой он являлся. Искандер хотел быть равным среди равных, иначе затея теряла всякий смысл. Он слышал про тех, кто шёл по пути наименьшего сопротивления, но это было не для него. И пусть его карьера складывается не лучшим образом, зато он всего добивается сам, без чьей-либо помощи, — ведь это и составляет истинную суть игры.

Искандер выскочил из троллейбуса и проследовал вглубь проходных дворов. Сегодня у него был тяжёлый день — опять поцапались с шефом. Несмотря на то, что предмет раздора представлял собой маловажную деталь рабочего процесса, рассчитывать на премию в этом месяце уже не приходилось: шеф Искандера не прощал подчинённым даже малейшие оплошности. Такой же призрачной сейчас казалась и перспектива повышения, которая наметилась в последние месяцы.

Да и чёрт с ним, — подумал Искандер, заходя в подъезд своего дома.

В данный момент его беспокоило кое-что другое: уже минут пять за ним следовал некий подозрительный молодой человек в чёрной кожаной куртке.

Парень держал дистанцию в пару десятков шагов и, как показалось Искандеру, не сводил с него взгляда. Когда он задержался возле газетного киоска, преследователь тоже замедлил движение и принялся рыться в карманах, демонстрируя своим поведением замешательство.

Поднявшись на второй этаж, Искандер услышал, как внизу хлопнула железная дверь, затем — торопливый топот на лестнице и тяжёлое дыхание настигающего злоумышленника. Он заметил мелькнувшее в руке лезвие ножа и желтоватый оттенок глаз молодого человека.

Наркоман… — промелькнуло в голове.

Хлёсткий удар обжог левую щёку Искандера. Пространство разорвалось разноцветными искрами.

— Выворачивай карманы! — прохрипел нападавший.

Искандер почувствовал руку, прижимавшую его к стене, а также холодный металл, приставленный к горлу где-то рядом с кадыком. Он поднял взгляд и сфокусировал его на лице мерзкого типа. В глазах того отражалась отчаянная решительность и неумолимая твёрдость.

Он не шутит, — подумал Искандер. — И он не похож на наркомана. Неужели это…

Парень грязно выругался и добавил:

— Поторапливайся! Давай быстрее, а то порежу!

Искандер вытащил бумажник и передал его грабителю. После чего залез под куртку и достал оттуда сотовый телефон.

— Ага, — кивнул тот. Засовывая добычу в карманы, он не сводил глаз с жертвы. — Давай часы! Я видел у тебя на руке часы! Не вздумай крутить: убью!

Искандер покорно снял наручные часы и отдал их.

— Так-то лучше, — протянул злоумышленник и отошёл назад.

Он сделал один шаг и остановился как вкопанный, не в силах оторвать взгляда от Искандера. Его осенило неожиданное открытие:

— Мать твою!.. Ты…

Искандер мелко и часто закивал головой.

— Ты… оттуда?.. — не мог поверить своей догадке грабитель.

— Да. Я тоже тебя сразу опознал.

Парень громко и зычно расхохотался. Искандер ожидал встретить добродушие себе подобного, но увидел лишь хищный оскал.

— Чего уставился, придурок? Не можешь поверить в то, что крылатый занимается такими вещами? Хе-хе. Так поверь уже! Просто сегодня мне не хватило денег, и я добыл их таким способом, — незнакомец красноречиво посмотрел на нож и спрятал его под курткой. Потом обернулся на Искандера, презрительно кинул: — Слабак! — и бросился вниз по лестнице.

Снова хлопнула дверь. Сердце в груди перестало бешено колотиться. Искандер сделал несколько глубоких вздохов.

Оправившись от стремительного нападения, он принялся отряхиваться. Не столько раздражала испачканная белилами штанина, сколько хотелось избавиться от ступора, в котором он до сих пор находился.

Придя в квартиру, Искандер, не разуваясь, прямо в ботинках прошёл в зал и шлёпнулся на диван.

Пора завязывать с этим делом, — думал он. — Эта игра затянулась слишком надолго и уже не доставляет мне удовольствия. Всё это глупо и противно. Какое к чёрту тут веселье, когда происходит такое? Пришло время навестить агента, а земная оболочка пусть подождёт.

Искандер открыл ящик письменного стола и достал оттуда пачку таблеток, которые называл про себя снотворным. Одну из них он положил в рот и, даже не запивая, проглотил. Потом подумал и проглотил ещё одну.

Для верности, — решил он, после чего лёг на диван и закрыл глаза.

Правильнее было начать медитировать и впасть в состояние транса, но сейчас у Искандера не было сил на это. Есть более простой способ отправиться в путешествие по другим мирам — достаточно лишь уснуть.

 

II

Агент был занят. Он склонил длинный крючковатый нос над бумагами и что-то нашёптывал вполголоса. Однако, заметив входящего, он поднял голову и радушно заулыбался:

— Псевдо! Приветствую вас! Давненько вы к нам не заходили!

— Добрый день, Ино! — ответил тот и присел в предложенное кресло.

— Как ваши дела?

Псевдо неопределённо развёл руками, и Ино понял, что, вероятно, дела идут не очень хорошо.

— Что-то произошло? — Ино умело изобразил на лице озабоченно-расстроенное выражение. — Признаться, я давно не заглядывал в ваше досье.

— Да, произошло. Именно об этом я и хотел с вами поговорить. Со мной приключилась неприятная история. Очень неприятная, знаете ли.

— Одну минуточку, — Ино забарабанил пальцами по клавишам компьютера и уставился в монитор. Увиденное его явно не обрадовало, он поджал губы и с сожалением произнёс: — Да, вижу — вас ограбили. Примите мои соболезнования. В самом деле, ситуация не из приятных.

— Когда мы заключали с вами контракт, я ожидал другого, — сказал Псевдо.

— Но ведь это же ваши правила! — перебил его агент. — Вы сами выбрали их! Вы ставили условие не помогать вам, никак не содействовать развитию вашей карьеры и всё такое. Насколько я понимаю, не оберегать вас от различных форс-мажорных обстоятельств — это прямое продолжение политики невмешательства в жизнь вашего… хм… персонажа.

— Да, это так, — согласился посетитель. — Но я хотел бы обратить ваше внимание на то, что человек, ограбивший меня, — это никакой не человек, а одни из наших, крылатый…

— Вот как? — в глазах агента появилось удивление. — Я этого не знал. Сейчас посмотрим, — он вновь застучал по клавишам, выискивая нужную информацию.

Ино работал в сфере виртуальных развлечений уже не первый год, но с такой ситуацией столкнулся, пожалуй, впервые. Чтобы двое крылатых непреднамеренно встретились в мире людей — нет, он решительно не мог припомнить такого случая.

Мир людей и мир крылатых, как и множество подобных им миров, существовали в параллельных друг другу измерениях. Нельзя сказать, что один был лучше другого, скорее они отличались друг от друга. В каждом были свои «изюминки», особенности, которые и привлекали к себе любителей иной реальности.

К примеру, мир людей задавал общий ход истории для нескольких миров, влиял на них соответствующим образом, однако был практически закрыт для своих обитателей, который подозревали о существовании параллельных миров, но не имели возможности физически путешествовать по ним. Лишь некоторые из людей овладевали техникой сознательных перемещений, остальные же довольствовались спонтанными, которые периодически возникают во время сна.

В то же время, крылатые открыли возможность перемещаться из своего скучного мира всеобщего достатка в полный первобытной дикости мир людей и находили это привлекательным. Они уже давно организовывали ознакомительные, а при желании — долгосрочные, экскурсии и сделали это прибыльным бизнесом. Некоторые особо увлекающиеся личности могли жить среди людей годами, вживались настолько, что занимали в их обществе высокие посты, делали головокружительные карьеры президентов и преуспевающих «звёзд».

В свою очередь, люди с давних пор догадывались о посетителях и зачастую довольно жестоко боролись с ними. Вспомнить хотя бы средневековую инквизицию, пытавшуюся истребить непрошенных гостей.

Для крылатых подобное времяпровождение было лишено каких-либо рисков и опасностей: они переносились в другой мир лишь разумом, их тела оставались всё это время в состоянии глубокого сна. В случае увечий или даже гибели земной оболочки, крылатый возвращался в родной мир безо всяких последствий или травм.

— Вы знаете, — продолжил Ино после небольшой паузы, — мне знаком этот крылатый, он тоже обслуживается в нашей компании. В высшей мере неуравновешенная личность. А куда деваться? Клиент всегда прав. Вы должны понять, что этот мир — не только ваш, в нём обитают и другие игроки. То есть мы можем оградить вас от их влияния, но захотите ли вы этого? — Ино благодушно улыбнулся.

— Нет, ни в коем случае, — отозвался Псевдо. — Просто я всерьёз подумываю о том, чтобы разорвать контракт и закончить своё пребывание в мире людей. Надоело, знаете ли.

Улыбка застыла на губах Ино.

Вот тебе и раз, — пронеслось в его голове. — Что же они, сговорились что ли?

Это был третий за сегодня клиент, который грозился отказаться от услуг компании. С такой тенденцией можно было запросто оказаться без премиальных. Ино грубо прикинул в уме: выходило, что смета проекта Псевдо всё ещё минусовая, а вернуть издержки вряд ли получится, даже через суд — закон о защите прав потребителей при таком раскладе был явно на стороне клиента.

Так не пойдёт, — решил Ино. — Нужно всеми правдами и неправдами удержать его в игре.

— Может быть, мы каким-то образом сможем компенсировать неудобства, связанные с нападением этого… хм… не побоюсь этого слова, злодея? — на этот раз улыбка Ино была откровенно заискивающей. — Кроме того, обещаю поговорить с ним, чтобы впредь вёл себя более прилично…

— Нет, это лишнее. Вы же знаете мои принципы — никаких поблажек, никакого вмешательства.

Поняв, что сморозил глупость, Ино попробовал зайти с другой стороны:

— Я это к тому, что, может быть, вы не будете решать сгоряча, а, так сказать, подумаете? Сейчас вернётесь к себе, — он окинул взглядом Псевдо и, заметив обручальное кольцо на его правой руке, добавил: — к семье. Тем более, как я вижу, время вашего сеанса истекло: нужно дать отдохнуть земной оболочке. А вы заново оцените все «за» и «против» и примите взвешенное, единственно верное решение?

— Хм… — замялся Псевдо. — Ну, я не знаю.

Нужно срочно что-то придумать, — лихорадочно соображал Ино, — нужно как-то сделать игру более интересной для него.

У агента была одна идея наготове, но её реализация требовала искусности и тонкости в работе.

Кроме того, — решил он, — не стоит забывать о грабителе. Возможно, его тоже получится привлечь к этому проекту.

— Ну, хорошо, — произнёс наконец Псевдо. — Я подумаю.

 

III

Окрошка была великолепна. Нежная нежирная колбаса не успела размякнуть, также как тонко нарезанные огурцы, которые с непередаваемым летним звуком хрустели на зубах. Вместо укропа, крайне нелюбимого Искандером, повар не пожалел петрушки, которую тот просто обожал.

И всё это благодаря двум секретам, — рассуждал Искандер со знанием дела, отправляя в рот ложку за ложкой. — Первое, окрошка настоялась часа два, а, может быть, даже больше. Второе — это кефир: свежий, обезжиренный, слегка разбавленный водой, скорее всего, минеральной.

Он доел холодный суп и подумал — не взять ли ещё тарелку? Но потом справедливо рассудил, что слишком много вкусного — это не совсем хорошо, и принялся за кофе с булочкой.

Искандер любил это кафе. Тут было чисто и уютно, но самое главное — очень вкусно кормили. Блюда готовились только из свежих продуктов, и цены были вполне приемлемые. Неудивительно, что обедать сюда ходили сотрудники всех близлежащих офисов. Они рассаживались компаниями и шумно галдели о своём, насущном.

Искандер и сам раньше посещал кафе с коллегами, но вскоре ему наскучила их пустая болтовня, и он взял за правило обедать в гордом одиночестве. Рассуждения сослуживцев о преимуществах одной модели автомобиля над другой казались Искандеру мещанскими и низменными.

Он мыслил иными категориями. Согласно его мировоззрению, каждое разумное существо — человек или крылатый — вне зависимости от происхождения, образования и других социальных факторов, способно пробиться в мир больших вещей и событий. Каждый может принимать важные решения, быть причастным к делам, возможно, не столь глобальным, но влияющим на жизнь себе подобных. Решающую роль здесь играло желание существа, его сознательный или неосознанный выбор мира, в котором оно будет обитать: мир больших вещей или мир маленьких, никчёмных и ничтожных вещичек и вещиц.

Когда-то давно Искандер выбрал первое. Он твёрдо решил, что будет значимой, а может быть даже могучей и уникальной личностью. Однако каждая его попытка прорваться в большой мир проваливалась. Отчасти это происходило из-за того, что пути, которые он выбирал для реализации своей мечты, рано или поздно оказывались ошибочными, а инструменты, призванные способствовать достижению цели, — бесполезными.

Всё то, чего Искандер смог достичь в мире крылатых, казалось ему ненастоящим, суррогатным. Образование — гарант высокого социального положения — претило ненужностью своей специализации. Служба в вооружённых силах как возможность выполнить почётную миссию, возложенную обществом, отвращала приторным пафосом. Работа, заявленная как нечто важное и ответственное, в реальности оказалась банальной рутиной и мышиной вознёй.

С годами Искандер разочаровался в мире крылатых и всё больше времени стал проводить среди людей, мир которых казался ему более подходящим для воплощения своих идей. Затея, изначально воспринятая им как пустая забава, всё больше затягивала Искандера. Вот-вот, и он сделает нечто значительное, такое, что перевернёт представления его обитателей.

Но и тут ему постоянно что-то мешало. К сожалению, он пока не мог понять, что именно, но не оставлял попыток постичь это.

Закончив с обедом, Искандер оделся и покинул кафе. На крыльце он остановился и принялся шарить по карманам в поисках сигарет. Однако вместо ожидаемой пачки он извлёк оттуда смятую бумажку. Рассмотрев её, Искандер понял, что это лотерейный билет.

Откуда же он взялся? — задумался он. Ведь за ним никогда не водилось пристрастие к азартным розыгрышам. В глубине души возникли неприятные подозрения.

Прямо напротив, через дорогу, виднелся киоск с приветственной разноцветной надписью «Лото».

Ничего не поделаешь, придётся проверять, — обречённо решил Искандер, двинувшись к пешеходному переходу.

Он почти не удивился, когда нашёл серию и номер своего билета напротив суммы с семью нулями.

Чёрт возьми! — думал Искандер, стараясь не выдавать нервную дрожь. — Проклятый Ино, агент-прохвост, бездарный продажник! Он готов гнуть свою линию, даже если это выглядит грубо. Ну что за нелепица, что за дилетантство! Как будто я такой дурак и не раскрою его замысла!

— Что-нибудь выиграли? — спросила пожилая продавщица, показывая лицо в маленькое окошко.

— Что? — спохватился Искандер. — Хм… Да. Пожалуй, что да. Хотя… Нет, ничего особенного.

Продавщица недоумённо посмотрела на отходящего от киоска молодого человека и вернулась к своим делам.

Получить выигрыш было заманчивой перспективой. Это давало возможность сделать что-то по-настоящему большое, значимое. Мир людей был устроен таким образом, что деньги решали если не всё, то многое. На сорванный джек-пот Искандер мог организовать дорогостоящий проект, например…

Построить мост через реку, — неожиданно для себя подумал он, но тут же отогнал от себя эту идею: — Что за чушь? Какой ещё, к чёрту, мост?

С другой стороны, использовать подкинутые деньги означало принять поблажку Ино как должное, а значит — поступиться своими принципами. Ведь в игре все должны иметь одинаковые условия. Искандер представил себя в образе большого ребёнка, который всеми силами добивается того, чтобы ему подыграли, но при этом не показывает вида, что хочет этого. Образ ему не понравился.

Нет, так не годится, — решил Искандер.

Он медленно разорвал лотерейный билет и выкинул обрывки в стоящую рядом с киоском урну.

 

IV

По телевизору показывали сюжет про Эдуарда Чанова. Этот известный на весь мир спортсмен с детства был многим обделён: имел ряд врождённых заболеваний, воспитывался в детском доме, позже пережил безвременную трагическую гибель любимой жены. Однако стойкий сибиряк не сдался под ударами судьбы, целеустремлённо следовал выбранной дорогой и в итоге добился всех возможных наград и всеобщего признания. На вопрос корреспондента «Счастливы ли вы?» Чанов утвердительно кивнул головой и углубился в пространные объяснения.

Искандер, задрав голову, смотрел на экран и чувствовал, что завидует знаменитому спортсмену.

Как это здорово, — думал он, — несмотря на все невзгоды, идти к намеченной цели, добиваться того, что по-настоящему важно для тебя. — Вместе с тем, в глубине души росла уверенность: — У меня тоже так получится. Я обязательно дойду до конца. Ничто не в силах мне помешать.

Искандер настолько увлёкся познавательной передачей, что забыл, где находится в данный момент. Если бы не громкий шум в дальнем конце магазина, то, вероятно, он бы ещё долго стоял перед холодильником с прохладительными напитками, над которым висел телевизор.

Искандер оторвал взгляд от экрана и прошёл за стеллажи, туда, откуда исходил неприятный шум.

Ну вот, — подумал он, — опять.

Возле кассы стоял человек в чёрной куртке, в руках у него был пистолет, который он направил на продавщицу. Кассир — молодая девушка в красном фартучке — подняла руки вверх и с ужасом смотрела на грабителя. Трое посетителей лежали на полу, упёршись лицами в пол между прилавком и турникетом. Искандер присмотрелся и узнал в нападавшем своего недавнего знакомого — того самого парня, который отнял у него деньги, телефон и часы.

Подонок! — Искандера даже затрясло от ярости. — Ты так и не научился жить честно! — В его голове, словно табун бешеных лошадей, мелькали неясные мысли: — Похоже, ты не воспринимаешь этот мир всерьёз, для тебя эти люди — всего лишь персонажи игры. Но ведь они так не считают!

Одновременно с этим появилось желание вмешаться в происходящее и остановить увлёкшегося игрока.

Уж не это ли мой шанс? — Искандер успокоился и взял себя в руки. — Возможность сделать что-то значимое и полезное. Если я смогу отвести угрозу от людей, переключить внимание на себя, то, возможно, спасу их жизни. Даже если мне не повезёт, и я пострадаю, ничего страшного не случится. У меня всегда есть возможность завязать с карьерой и вернуться в свой мир.

Где-то в глубине безудержного подсознания возник тщеславный образ: Искандер с широким, почти — красивым, шрамом на скуле даёт интервью корреспонденту центрального телевидения. Яркий свет слепит глаза, камера направлена прямо на новоиспечённого героя. «Это было нелегко, — говорит Искандер, — но в тот момент я думал только о покупателях, находящихся в магазине. Среди них были дети…» Красивая журналистка с восхищением смотрит на Искандера и хлопает длинными ресницами… Чуть позже он сидит на пресс-конференции, посвящённой присуждению государственной награды. Щёлкают фотовспышки, сидящий рядом представитель спецслужб нервно потирает руки…

Вот зараза, — разочарованно подумал Искандер, — почему всегда так происходит? Не ради этого я стараюсь!

Он оглянулся по сторонам и увидел рядом хоккейную клюшку. Схватив её, решительно шагнул вперёд.

Соберись! Сейчас или никогда! — сказал себе Искандер.

Ему удалось ударить грабителя сбоку под рёбра. Тот сначала согнулся пополам, но тут же нашёл в себе силы вернуться в исходную позу и развернуться в сторону Искандера. Парень в куртке поднял голову и грязно выругался.

— Это опять ты! — узнал он, медленно направляя на Искандера пистолет. — И чего ты вечно мне попадаешься!

От первого удара клюшка сломалась пополам, и теперь в руках Искандера был лишь острый деревянный обрубок. Он бросился на грабителя и сделал своим орудием колющее движение в живот. Видимо, настолько сильно, что куртка соперника порвалась, брызнула кровь.

Оба дерущихся повалились на стеллаж с яркими упаковками, однако грабитель в последний момент поджал по себя ноги и со всей силы лягнул Искандера в грудь. Тот отлетел в сторону и самым позвоночником больно ударился о прилавок.

— Придурок! — заорал грабитель, поднимая руку с зажатым в ней пистолетом. — Ты мне только всё портишь!

И выстрелил в голову Искандера.

 

V

Псевдо оторвался от компьютера и посмотрел на жену.

— Мне это решительно надоело, — совсем без злобы, а как-то грустно сказала она. — Ты опять всё прослушал, а я хотела сказать тебе очень важное.

— Извини, — ответил Псевдо, — я уже тут.

— Это уже не имеет значения, — сказала она. — Тебе гораздо интереснее там, в своей виртуальщине, чем со мной. Я не упрекаю тебя, это твой выбор, и ты имеешь право на него.

— Нет, это не так. Это всё в прошлом. Я же говорил тебе, что завязываю с игрой.

— Ты не аннулировал контракт, — в её глазах всё ещё витала призрачная тень последней надежды.

— Да, но это связано с бюрократической волокитой, это временно, — соврал Псевдо. Для убедительности он протянул руку и прикоснулся к её ладони.

На самом деле Псевдо просто в очередной раз поддался убеждениям Ино и не смог ему отказать.

Во время происшествия в магазине телесная оболочка очень сильно пострадала: головной мозг получил серьёзные повреждения, и организм впал в кому. Ввиду критичности ситуации Ино предлагал Псевдо услуги самых лучших нейрохирургов, но тот, конечно же, отказался.

Нет смысла спасать то, что мне уже не пригодится, — сказал он агенту и заявил о расторжении контракта. Однако Ино не был бы собой, если бы не смог выкрутиться из этой ситуации. Он превознёс поступок Псевдо в его глазах, чем невероятно польстил самолюбию игрока-идеалиста.

Следует заметить, что поступок и в самом деле был героический. Замысел Псевдо удался: никто из присутствовавших в магазине не пострадал, а злоумышленник был схвачен. Кроме суда в мире людей, грабителю предстояли длительные и неприятные разбирательства в конторе Ино: по словам агента, клиент нарушил некие правила игры, за что ему грозили штрафные санкции.

Ино от имени компании поблагодарил Псевдо за то, что его действия помогли вскрыть тёмные делишки нечестного игрока. Ввиду этого, Псевдо, кстати, полагались дополнительные скидки и ещё какие-то бонусы.

Купившись на слова агента, Псевдо в сотый раз пообещал подумать над продолжением карьеры в мире людей и взял бессрочный тайм-аут. По их совместному замыслу, Искандер будет находиться в состоянии комы ещё какое-то время, до тех пор, пока Псевдо не определится со своими желаниями. Подобное решение устраивало, казалось, всех, за исключением жены Псевдо, которая увидела в этом лишь отсрочку, но не намерения мужа завязать с игрой.

— Вот увидишь, в ближайшие дни я навещу своего агента и разорву контракт, — добавил Псевдо, стараясь выглядеть искренним.

По всей видимости, у него получилось не самым лучшим образом, потому что девушка опустила глаза вниз и замолчала на полминуты. Когда она заговорила вновь, Псевдо понял, что её последняя надежда умерла:

— Ты слишком увлёкся игрой и забыл о реальности. Я долго думала, сомневалась, но теперь твёрдо решила: мы расстаёмся. Я ухожу от тебя.

Она подняла глаза и встретилась с мужем взглядом, в котором тот прочитал неумолимую уверенность.

— Прости, — сказала она.

 

VI

Ино был обескуражен:

— Вы хотите вернуться? — он сделал эффектную драматическую паузу, во время которой на его лице сменилось несколько выражений: от простого удивления до крайней озабоченности: — Скажу честно, я не ожидал от вас такого решения.

— Да, — кивнул Псевдо. — Хочу.

— Но почему?

— Не знаю. Наверно, мне опять стало скучно в этом мире.

— Вы так переживали за отношения со своей супругой… — продолжал актёрскую игру агент.

— Мы развелись, — отрезал Псевдо.

— Ах, вот оно что, — Ино изобразил сочувствие. — Мне очень жаль.

Поняв допущенную ошибку, великолепный агент попытался обернуть разговор в выгодном для клиента свете:

— Да, семейное счастье — это важно, — осторожно начал он, — но это не главное в жизни. Есть множество других, не менее важных дел. Например, самореализация. Скажем, карьера политика. Что вы на это скажете? — Ино испытующе посмотрел на Псевдо.

— Да, — согласился тот. — Неплохо.

Увидев реакцию посетителя, клиентоориентированный агент развил мысль:

— Значит, вы хотите стать кем-то значимым? Знаменитым? Может быть, актёром? Знаете, после той заварушки вокруг имени вашего персонажа поднялась такая шумиха! Организован благотворительный фонд, который занимается сбором средств на операцию. На телевидении вышло несколько передач, посвящённых героическому поступку. Григорчук — есть такой известный режиссёр — хочет снять фильм об Искандере… то есть — о вас. Знаете ли, в их мире подобные истории пользуются большой популярностью, — рассмеялся Ино.

Псевдо заслушался речью агента, потом спохватился и сказал:

— Это всё хорошо, но вы же помните мои условия…

— Да-да-да, — подтвердил Ино, поджал губы и поднял ладони вверх, демонстрируя таким образом своё понимание и одобрение: — Разумеется, никаких поблажек, вы хотите добиться всего своими силами.

— Именно! Повторюсь, это имеет для меня решающее значение.

— Да, конечно, — согласился Ино и задумался. — Но вот что меня заботит сейчас больше: не передумаете ли вы в этот раз? Насколько серьёзны ваши намерения продолжать игру?

— Насчёт этого не переживайте: не передумаю, — уверил его Псевдо, но агент сразу понял:

Передумает. Как пить дать, передумает. Чёртов размазня, при первой же трудности прискачет и будет ныть, канючить и выпрашивать разрешения расторгнуть контракт.

— Как знать, — неуверенно протянул Ино.

Как же мне себя обезопасить? — думал он. — Как уберечь его от метаний в следующий раз?

— Вот ещё что я хотел бы у вас попросить… — начал Псевдо, но, увидев замешательство собеседника, остановился на полуслове.

— Да-да, я весь внимание.

— Я хотел бы сильнее вжиться в своего персонажа, более полноценно чувствовать его жизнь. Понимаете?

— Да, — задумчиво произнёс Ино. — Понимаю. Эффект полного погружения. Вы полностью переселяетесь в мир людей, как бы залезаете под кожу этого человека.

— Вроде того. Это возможно?

— Вполне. А вы не боитесь?

— Нет, отчего же? Просто дело в том, что я некотором образом в ответе за него и за то, что с ним происходит. Именно поэтому я хочу прочувствовать всё то, что он переживает.

— Я вас понял, — сказал агент, всё так же пребывая в своих мыслях. — Уверен, мы сможем вам это обеспечить, — Ино вышел из состояния задумчивости и беззаботно улыбнулся: — Вернёмся к делу. Ваш персонаж всё ещё в коме, ему предстоит перенести несколько операций на головном мозге.

Псевдо смиренно кивнул.

— Возможно, вы захотите вернуться в его оболочку уже сейчас, дабы, так сказать, прочувствовать момент?

— Да, пожалуй, — согласился Псевдо после непродолжительных размышлений.

— Отлично! — в голове агента всё чётче вырисовывался план действий. — Ценю вашу ответственность и серьёзное отношение. Насчёт операции не переживайте: нейрохирург из клиники, где находится Искандер, знаком мне лично, он тоже клиент нашей компании, — Ино вспомнил врача, о котором шла речь, и недобро улыбнулся. — Он безупречно прооперирует вашего персонажа. Сделает, как говорится, всё в лучшем виде. Надеюсь, хотя бы эту помощь вы не откажетесь принять?

— Хорошо, но только эту.

— Да-да, — почти пропел Ино, — и только эту!

Дело за малым, — подумал он. — Необходимо лишь напомнить хирургу, какие части мозга отвечают за память.

— Мне кажется, я понял, что вам нужно.

 

VII

Поклонницы покинули комнату, и Искандер остался один. Он взглянул в зеркало, настроился на деловой лад. Времени до начала церемонии вручения главного приза кинофестиваля оставалось совсем немного, и ему нужно было подготовиться.

Искандер не мог сосредоточиться на тексте речи, которую предстояло произнести перед публикой. Сначала ему помешали две фанатки, пробравшиеся в гримёрку. Они долго выражали своё восхищение великим актёром, но затем, получив автографы, всё-таки оставили его в покое.

Потом никак не получалось заучить вступление. Поразмыслив, Искандер понял, что его смущает формулировка «Когда я был молодым, то не предполагал, что счастье свалится на меня вот так, неожиданно…». На его взгляд, слова были слишком высокопарны и фальшивы.

Во-первых, он совсем не помнил себя молодым. Виной тому была глубокая ретроградная амнезия, постигшая его несколько лет назад. Во-вторых, успех пришёл к нему не внезапно. Искандер добивался его годами, много работал в этом направлении. Кровью и потом достался ему успех.

Временами Искандеру казалось, что судьба таким образом расплачивается за лишения, которые сопровождали его всю жизнь: тот случай в магазине, когда он обезвредил опасного преступника, травмы, полученные при этом, амнезия… Словно бы фортуна подвергала испытаниям с целью посмотреть, что из этого получится, а потом, удовлетворившись результатом, наградила за стойкость духа: стремительный взлёт, головокружительная карьера, счастливый брак, любовь и всеобщее признание…

Искандер, безусловно, заслужил это. И пусть недоброжелатели говорят, что судьба слишком благосклонна к нему, что ему часто улыбается просто фантастическая удача — он точно знает, что всего добился сам. Ну а счастливый случай — это просто стечение обстоятельств, всем иногда везёт.

Искандер прорвался в мир больших вещей. И сделал это сам, несмотря на то, что кто-то думает иначе.

Поделиться 
Перейти к верхней панели