Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Мистические места как они есть

  – Место таинственное, нехорошее.
    Старик склонился над затухающим костром, разворошил палкой угли и подбросил сухих веток. Струйка дыма взвилась в воздух, старик не успел уклониться и глотнул едкую гарь. Он закашлился, на глазах выступили слезы. Старик протер их тыльной стороной ладони, но вызвал лишь еще большую слезоточивость. Минуты через две старик стал приходить в себя и смог наконец открыто, не жмурясь, посмотреть на гостя. Глаза его еще оставались мокрыми от слез, в них отразился отблеск вновь вспыхнувшего яркого рыжего пламени. Студент поежился.
    Ночь была безлунная и холодная. Старик был пастухом, а студент – корреспондентом-практикантом областной газеты. Сколько их уже тут побывало за последние пять лет, с тех пор как произошел тот случай, сделавший их небольшое поселение известным далеко за пределами района. И корреспондентов, и ученых, и странных людей в одинаковых одеждах с однотипными серьезными лицами, да и просто любопытных. Разные цели двигали этими людьми. Корреспонденты гнались за сенсацией, ученые за таинственными открытиями, сделавшими бы их как минимум знаменитыми, а то и лауреатами всеразличных премий, любопытные обычно просто напивались на природе, с целью отогнать собственные страхи, что двигало однотипными лицами – знали лишь сами лица. Объединяло их пожалуй только одно – все они так и уезжали, не познав мистической тайны странного места. Корреспонденты увозили с собой сенсационную статью, полностью являвшуюся плодом их большого воображения, ученые уезжали, недовольно плюясь и фыркая, но уже мысленно дебатируя с противниками своей теории, любопытные увозили больную голову, как следствие похмелья, а однотипные – лишь свою однотипность, плюс отчет о проделанной работе. Но цель, с которой они все сюда пожаловали, так и оставалась лишь целью, и как бы по наследству передавалась следующим посетителям, пытавшимся раскрыть тайну.
      Студент был очередным гостем. Газета уже посылала и не раз своих корреспондентов с целью добыть сенсацию. Сенсация-то добывалась, но главред прекрасно знал, чем, точнее кем она была рождена. Но газете нужен был тираж, поэтому раз в год выпускали новый вариант сенсации. В конце концов фантазия иссякла, сотрудникам газеты надоели командировки за тридевять земель и выпуск очередной сенсации не предполагался. Но тут в редакции объявился студент журфака местного университета, которого требовалось чем-то занять, главреду ничего лучшего не пришло в голову, как послать его за новой сенсацией, печатать ее он не предполагал, зато на какое-то время, а то и до конца практики избавлялся от студента. Практикантов он не любил, без особых причин, видимо, потому, что его самого не любили, когда он в свое время являлся практикантом – что посеешь, то и пожнешь.
      Студент добросовестно опросил местных жителей на предмет данного ему редакцией задания, но как и следовало ожидать, кроме мифов и легенд, ничего путнего не добился. Ему посоветовали побеседовать с местным пастухом, человеком бывалым, знающим все о всех, ну а о тайне уж тем более, поскольку пас по ночам овец недалеко от таинственного места. Ближе к вечеру практикант отыскал старика в степи, еще издали заметив большую отару овец, и остался ночевать с пастухом.
       – Да, место действительно таинственное и нехорошее, – старик глубоко, устало вздохнул. – Честно сказать, ничего нового, кроме древних мифов и легенд, которые ты, видимо, уже слышал, ничего я тебе не скажу. Любое подобное место окружает масса легенд. Сам посуди, одинокий курган по среди степи, рядом ни гор, ни даже пригорков нет. Геометрически правильной формы полусфера, заросшая давно травой и кустарником. Ясное дело, не природы работа.
       Старик заметил в глазах гостя удивление и пояснил:
       – У меня в школе по точным предметам пятерка была, да и не такие уж здесь мы дикие… Мифы разные, начиная от древних великанов, некогда заселявших эту землю, кончая инопланетянами. Раньше никто ими не интересовался, кроме собирателей фольклора, пока не случилась та история…
       – Вот, вот, я и хочу подробней про ту историю, – сказал студент, – легенд я слышал много, а конкретно в деталях само происшествие мне так никто и не описал.
       – А что описывать, – вновь глубоко вздохул старик, – я уже говорил, знаю мало. В общем, привлек наш курган своей необычностью ученых, приехала археологическая экспедиция. Стали копать…
                                                                                                 ***
          Василий увлеченно копался в земле, нежно срезая тонкие слои грунта. Находок пока не было, да впрочем их еще рано было ожидать – курган скорее всего был местом захоронения знатной персоны, но до самого склепа или могилы они пока еще не добрались. Вот тогда да, тогда следовало ожидать находок, да еще каких. Человека какого народа было захоронение да и какого времени пока можно было только догадываться. Находки несомненно прояснят ситуацию.
       Стало смеркаться, коллеги Василия заторопились в лагерь, расположенный неподалеку. Вскоре он остался совсем один, но будучи увлеченным работой и мыслями о будущих открытиях, не заметил этого. Когда окончательно стемнело, Василий включил фонарик – еще пять минут, ну может десять… И вдруг…
        – Нет, Николай, ты зря головой вертишь, – сказал рыжий, – точно говорю, нехорошее место. Не слышал, что ли, как в тридцатых годах прошлого века группа пионеров в турпоход на курган пошла. Днем в горны дудели и барабаны стучали, а ночью сгинули бесследно все до единого. Мне прабабка еще рассказывала. Ты не верти, не верти головой, правду говорю. А лет сорок назад на кургане два изувеченых трупа нашли неизвестных людей, одетых странно, а на лицах навсегда застыл ужас.
        – Да басни это все, – Николай улыбнулся и залпом выпил стакан водки. – Мало ли, пионеры отдуделись и дальше пошли, а эти в странных одеждах, возможно, туристы, по пьяне замочили друг друга, вот и вся разгадка.
        – Э нет, – поддержал рыжего Федор, – мне сестра старшая говорила. Они по молодости наслушались легенд и решили заночевать на кургане. А ночью тени всякие и голоса, вопли дикие и будто из под земли вдруг мертвец в одеждах древнего воина вынурнул. Дак они не помнят, как до поселка добежали. Мистическое место.
        – Ну да, ты свою сестру побольше бы слушал, помню я ее, знатная рассказчица была, сейчас поди в городе такие басни рассказывает…
        – Ну не хочешь, не верь, – усмехнулся рыжий, – но точно тебе говорю, зря эти археологи полезли в курган, либо исчезнут, либо погибнут. Нельзя тревожить духов… Впрочем, они туда не просто так полезли, слух идет, они там золото, украшения разные, ведрами выкапывают, уже машину одну груженную отправили, сейчас вторая на готове.
        – Ага, я тоже слышал, – поддержал Федор. – Так что есть ради чего рисковать. Кстати, они на ночь в лагерь уходят, а курган никто не охраняет, боязно потому что. И если бы я не знал всего про курган…
        – Обчистил бы? – Николай расплылся в улыбке. – Так ты наберись смелости, возьми лопату, фонарь, за ночь с ведерко украшений всяких и монет древних наковыряешь.
        – Ну его, – Федор перекрестился, – я лучше от водки тихо мирно издохну, чем с гримасой ужаса на лице и разрывом сердца.
        Да уж, а с ведерко золота самому Николаю не помешало бы, в кредитах весь непогашенных, как свинья в грязи. Да вранье это все скорее всего, находят, конечно, кое-что, иначе бы не копались уже месяц, но это так, по мелочи, горшки разные, наконечники от оружия, ну как обычно. А так, если бы ведрами, то здесь давно бы уже взвод автоматчиков вокруг кургана сутками дежурил.
        Друзья еще выпили по стакану. Рыжего стало клонить к столу прямо в тарелку с капустой, Федор уснул сидя, склонив голову чуть набок. Николай пьяно разглядывал потолок и мечтал о ведре, с горкой заполненным древними украшениями. Он налил еще стакан. Хотя он слышал, что даже одна единственная монетка древняя, колечко там какое бешенных денег стоит. Да и зачем ведро, пара-тройка колечек, ожерелье там какое и все, кредит погашен. А что если…
      Николай выпил, встал и заходил кругами по комнате. То что археологи ночуют в лагере он знал, так почему бы не рискнуть, впереди целая ночь, недавно только стемнело.
      Николай вышел во двор, заглянул в сарай, взял лопату и зачем-то ведро…
      …И вдруг… Нет, Василий ничего не нашел, он просто провалился. Неожиданно земля ушла из под ног и он с головой скрылся в неком пустотелом углублении под землей. То что это и есть искомый склеп, Василий догадался сразу, как только пришел в себя. Он посветил по сторонам и наверх. Дыра, место провала, зияла метрах в двух от него. Он встал, но все равно до дыры не мог дотянуться даже руками. Да и черт с ней, утром найдут, зато сейчас какое перед ним поле деятельности. А главное – это он открыл, он первооткрыватель, за ним право на докторскую. А сейчас, а сейчас надо искать, пока утро не наступило и ушлые товарищи не пришли ему во всех смыслах на помощь.
      Василий вновь посветил по сторонам, к его большому негодаванию полость оказалась совершенно пуста. Но не зря же она существует. Да вот, вроде в стене углубление какое-то.
      Василий протянул руку к углублению и тут неожиданно погас фонарик.
      – Черт, – ругнулся Василий и потряс фонарь. – Некстати-то как.
      Вокруг Василия стояла непроглядная тьма, он даже не видел собственных рук. Он взглянул наверх, дыры тоже не было видно. В провале стоял стойкий запах древней затхлости и сырости. И тут Василий испугался, он почувствовал все признаки клаустрофобии. А вдруг его никогда не найдут, вдруг он тут похоронен навечно. Им завладела паника. Василий стал шарить в потьме руками, неизвестно что собираясь найти, скорее инстинктивно, чем осознанно…
       Николай подошел к кургану. Людей действительно не было заметно. Это был его шанс. Он стал карабкаться наверх, к месту раскопок.
       Ветерок шелестел высокими травами и листьями кустарника. Ночь была безлунная. Николай фонариком осветил округу, скорее для придания себе смелости, чем реально желая проверить, что никого рядом нет. Но стоп, пока с фонарем рано, могут заметить из лагеря археологов. Поднимется наверх, затем спустится в вырутую траншею, а там уже свободно можно светить, видно не будет. Он выключил фонарь и продолжил подъем.
      Вновь прошуршал, чуть подвывая ветерок, под ногами хрустнула ветка. Николай насторожился. А вдруг, вдруг не врут люди, не зря археологи не ночуют на кургане и оставляют его без охраны. Ему вдруг показалось, что откуда-то сверху послышались шорохи, Николай насторожился, но заставил себя сделать шаг вперед. Вновь под ногами хрустнула ветка. Николай вздрогнул. Голова мигом наполнилась мифами и легендами, мумиями древних воинов и пропавшими пионерами. Но отступать было нельзя, он хорошо помнил о кредите. Да вот кстати уже и цель, вот край траншеи…
       Василий, обливаясь потом, то ли вызванным страхом, то ли затхлой душной сыростью, продолжал шарить руками. Он и сам не заметил как попал рукой в обнаруженное им ранее углубление. И вдруг рука на что-то наткнулась, Василий попробовал на ощуть определить, что это было. К своему неописуемому ужасу он понял, что это голова мумии, он их видел много и знал, как они выглядят. Еще не хватало этого, он и так паниковал и мысленно прощался с жизнью. Ночевать в затхлой яме с мумией… И тут некстати у Василия заурчал желудок, видимо, вследствие паники. Это было последней каплей, звук урчащего желудка показался ему оглушающим. Впрочем, он и не понял, что это был желудок. В голове Василия окончательно все перемешалось, паника стала всеобъемлющей, он дико взвыл и кинулся куда глаза глядят, точнее куда ноги бегут. Неизвестно каким путем и как он выскочил из ямы через дыру в провале наружу…
      Николай дрожа от страха, но силой воли заставляя себя, стал спускаться в траншею, по-прежнему обуреваемый мыслями о мифах и легендах кургана. В мозгу его возникла тень древнего война, в этот момент из под земли, будто из ада, раздался дичайший вопль. Вопль духа потревоженного древнего воина. И тут навстречу Николаю из под земли выскочил сам древний воин и кинулся к нему…
      Последнее, что видел Василий, это возникший перед ним древний воин с секирой в руках и огромной палицей, чем-то напоминавшей ведро.
                                                                                   ***
        – Ну в общем стали археологи копать, месяц копали. И нашли мумию древнего воина. А еще по утру наверху кургана в траншее два окоченевших трупа, с гримасами ужаса на лицах, умерших от разрыва сердца. Никто ничего не знает, что там было да как, в общем приехали какие-то люди, забрали тела и мумию, а проект свернули, археологи уже на следующий день уехали. Местные на курган совсем не ходят. Вот только приезжие…
       – Так что там произошло, – не унимался студент, – какие-то версии должны быть?
       – Да какие версии, итак ясно, месть потревоженного духа древнего воина, не сами же по себе они померли, не при виде же друг друга. Мистика одно слово…

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели