Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Я позвонил в домофон. Женский голос спросил:
– Кто там?
– Я.
– Ппц.. – еле слышно раздалось в домофоне, и она переспросила с легким раздражением в голосе — Кто там?
– Я, Борис.
– А-а-а, заходи. – уже более спокойно и мягко ответила она
И дверь подъезда открылась. Я поднялся на лифте на нужный этаж, в дверях квартиры стояла Маша, она уже ждала меня.
– Привет! – сказал я
– Привет, что у тебя? – спросила она.
Я подошел к ней и, все еще стоя в подъезде, открыл пакет и показал ей.
– М-м-м, не работает? – спросила Маша
– Угу, – пробормотал я
– Заходи. – обреченно-равнодушным голосом пригласила она меня. И мы вошли в квартиру.
За день до этого у меня сломался системный блок. Я программист и ничего толком не понимаю в электронике, но, если припрет, то смогу разобраться какой блок у компьютера вышел из строя. И вот у меня «сдох» блок-питания. Я сразу подумал о Маше. Из всех моих друзей-знакомых при поломке чего-либо из технике я всегда вспоминал в первую очередь о ней. Когда-то она несколько лет работала в фирме по ремонту компьютеров и технике, а параллельно училась заочно в ВУЗе. Затем она уволилась из той конторы и устроилась в другую фирму, в то время там работал и я, там мы с ней и познакомились. Закончив ВУЗ, она уволилась из этой «нашей» фирмы и устроилась в другую. Дружеские отношения мы с ней поддерживали путем переписки в социальных сетях и через ICQ. Она всегда была дружелюбной и веселой, такой образ «девочки-соседки», с ней всегда можно было приятно поболтать о пустяках. Ее внешность в целом всегда притягивала внимание своими округлыми формами, но Маша склонна к полноте и поэтому иногда запускала себя и начинала полнеть, но в один прекрасный момент останавливалась и начинала худеть. За все те годы, что я ее знаю, она раза три худела и полнела килограмм на 15. Когда я пришел к ней со сломанным блоком питания как раз был периодом тяжелого веса. Была суббота, был теплый май.
Я зашел в ее съемную однокомнатную квартиру. В ее нынешнем образе не было той живости и веселости, какая была когда-то. Я не видел ее больше года, но при мысли о ней мое воображение всегда выдавало картинку девушки с неизменной улыбкой на лице. А сейчас это было то ли озабоченное печалью, то ли просто жутко уставшее лицо человека. И этот когнитивный диссонанс заставил меня выяснить в чем дело, а возможно и чем-то помочь человеку.
– У тебя все нормально? Ты какая-то грустная. — спросил я.
– Да, все нормально, просто я целый сегодня с Антоном Палычем.
– С кем? – сморщив лоб и сдвинув брови в удивлении переспросил я, ведь в квартире кроме нас никого не было
– Чехова читаю. – немного усмехнувшись сказала она и добавила — Поэтому и кажется, что грустная. Только что перечитала «Вишневый сад», за Фирса обидно.
Она посмотрела на меня, увидела мои недоуменные глаза, потому как если и читал эту пьесу когда-то, то в школе, лет десять назад, но скорее всего даже не читал, а так «прошел», как проходят большинство из учеников большинство из школьной программы. Маша, сказала:
– Не бери в голову, но будет время почитай, вдруг понравится. – улыбнувшись сказала она.
Я заметил на ее локтевом сгибе левой руки лейкопластырь, но значения не придал. Мы прошли в комнату. Это была не большая комната, интерьер которой был в стиле 80-90-х годов, из современной мебели был простой компьютерный стол и новый диван, но и он не блистал дизайном – обычный коричневый диван. Напротив входа в комнату располагалось большое окно и дверь, выходившая на застекленную лоджию. В углу справа от окна располагался телевизор, который был выключен и даже отключен от сетевого питания. Слева от окна стоял сервант совкового периода, да и вся обстановка была совковой. В общем комната была типичной для недорогой съемной квартиры. На компьютерном столе был монитор, компьютерная мышь и в углу стоял паяльник. На верху стойки-полки компьютерного стола размещались пара фотографий, по видимому родителей Маши, два маленьких плюшевых медвежонка, один из них белый медвежонок в лыжах от акции CocaCola «Сочи 2014», другой цвета кофе с молоком, таких обычно мальчики дарят девочкам в знак симпатии. Рядом со столом стоял сервант. У серванта были стеклянные дверцы через которые были видны полки с книгами. Три полки были полностью заставлены книгами, это была художественная литература. На центральной полке располагались одинаковые с виду книги, одна из них лежала на диване, на этой же полке стояли две вышитые крестиком картины в круглых рамках изображавшие каких-то принцесс, но были выполнены все одним цветом — черным, стиль напоминал силуэтные картинки XVIII века. Я подошел к серванту и стал рассматривать книги.
– Это Антон Палыч, полное собрание сочинений. Я попросила и мне подарили на день рождения. – с усталой улыбкой и гордостью в интонации сказала Маша, кивая подбородком, тем самым указывая на книги, стоявшие на центральной полке.
– Круто! – оценил я. – Нормальные девочки заказывают Айфоны, а ты Чехова?
– На какой черт мне Iphon? У меня и этот телефон нормально работает.
Я посмотрел на телефон, лежавший на столе, это был обычный кнопочный телефон Samsung, тысячи за две или три рублей.
– А этих девочек ты вышивала? – спросил я указывая на картинки, стоявшие на одной полке с Чеховым.
– Да, они здесь классно смотрятся.
– Крестиком вышиваешь значит?
– Немного. – смущенно сказала она.
Пока я рассматривал книги она включила паяльник, достала с нижних полок серванта коробку. В коробке лежали инструменты: отвертки различного вида и размера, пинцеты, плоскогубцы и другие инструменты, название которых я не знаю. Маша достала отвертку и быстрыми движениям раскрутила блок питания и открыла его. Посмотрев внутри, сказала:
– Электролиты вспучило, хорошо что маленькие, а не эти на входе. – И она указала на два здоровых бочонка расположенных внутри блока питания.
Я про себя подумал: «На каком входе?», но сказал лишь:
– М-м-м… – и покивал головой.
– Тебе повезло у меня есть парочка электролитиков как раз каких тебе нужно, сейчас все заменю.
– Круто. – сказал я и сел на диван.
И она принялась за ремонт моего блока питания.
– А как ты вообще поживаешь, есть кто? – спросил я
– Есть, – ответила она и отрезала — но тебя это не касается, моя личная жизнь — это моя личная жизнь.
– Ясно, а замуж не собираешься?
– Слушай, чего ты пристал? – не отрываясь от работы ответила она. – Говорю же не лезь в мою жизнь.
– Да я просто так спросил, интересно.
На самом деле мне было все-равно собирается она замуж или нет. Хотя с другой стороны она когда-то мне нравилась, я делал различные намеки, но она дала понять, что переходить на другой уровень общения не стоит. Она вела со мной всегда достаточно холодно для человека близкого, но тепло для человека, которого можно именовать приятелем. Она была против служебных романов. В эту минуту я задумался каким должен быть муж вот этой вот девушки, которая и запаять может и крестиком вышивает и которой вместо дорогих ненужных смартфонов дарят полное собрание сочинений Чехова.
Пока она ковырялась в блоке-питания я еще раз обратил внимание на пластырь на руке.
– А что у тебя за пластырь на руке? Болеешь?
Она посмотрела на свою левую руку и сказала:
– Нет, это я кровь сдавала
– Зачем?
– Донорство.
– Ясно, денег нет или просто доброе дело делаешь?
– И то и другое.
– Ты вроде зарабатываешь не плохо, а за кровь много ли платят?
– Зарабатываю я меньше, чем хочу тратить.
– Ну это как у всех нормальных людей, на что ты тратишь деньги
– Спросил тоже, на что трачу деньги… – усмехнулась она, помолчав несколько секунд добавила — наверно в основном на еду, и на похудение и снова на еду и снова на похудение. А вот если бы ела поменьше и пореже в кафе и ресторанах, то и тратила бы меньше денег, а после того как меньше бы стала есть, то и не пришлось бы худеть и тратить деньги на спортзалы и разные средства для похудения и опять таки экономия…. – снизив интонацию в голосе продолжила. – Но так не интересно, скучно…
– Но почему бы тебе не заняться подработкой, мелким ремонтом, у тебя ведь не плохо получается.
– Да бесит меня эта электроника уже. На работе занимаюсь электроникой, если еще и дома будет то же самое, то я свихнусь.
– Но ведь это наверно было бы прибыльнее, чем сдача крови?
– Зато донорство, даже ради денег гораздо благороднее.
Я улыбнулся, а она продолжила:
– А от сдачи крови я получила 431 рубль и купила на них слабосоленой семги 300 грамм. Семга подорожала за последний год, у меня не хватает денег покупать её так часто как раньше, как мне хочется.
– Все из-за санкций…- начал я, но она перебила.
– Мне вообще плевать на все эти санкции и заграничные продукты, и вообще на всю политику и дрязги… но семга… – Она тяжело вздохнула.
Я спросил:
– И часто ты так кровь сдаешь?
– Раз в два месяца, чаще нельзя, и всегда покупаю на эти деньги семгу, сегодня утром третий раз уже сдала.
– Понятно…
– Я улыбаясь смотрел на нее, на человека который обменивал свою кровь на семгу.
– Я люблю семгу… да и вообще пожрать, а потом на диете посидеть… – в ее словах была ирония, а в голосе смешинка и на губах улыбка.
За время разговора она поменяла конденсаторы и уже закручивала блок-питания.
– Все готово… – и отдала мне в руки блок-питания. – Только проверять я его не буду, мне лень. Так понятно, что работать будет.
– Спасибо тебе огромное, – сказал я, убирая блок-питания в пакет. – Сколько я тебе должен за ремонт?
– Не сколько, у тебя тут ерунда была.
– Но все-таки, не могу же я так.
– Принеси мне семгу. – сказала она и выпучила на меня глаза, я даже немного испугался, но через секунду она рассмеялась. – – – Давай услуга за услугу?
– Давай, а что у тебя?
– Не у меня, у моей мамы что-то с ноутбуком, что-то программное, я не сильно разбираюсь, но я ей обещала, что сделаю.
– Договорились, когда принесешь?
– Давай на неделе вечерком? Созвонимся.
И договорившись о следующей встрече я вышел от нее.
Все-таки было что-то в этой девушке странного, необычного. Она мне нравилась, возможно даже больше не как девушка, а как просто по человечески.
Мы встретились через несколько дней и я наладил ноутбук, тем самым вернув долг Маше. С того момента мы особо не общались, только как-то однажды обменялись фразами типа: «Как там блок-питания работает?» а в ответ: «Работает, а как там ноутбук, нормально?», и я: « Нормально».
Прошло время, но почему-то не дает мне покоя эта ее кровь за кусок семги, и книги вместо смартфона.

Поделиться 
Перейти к верхней панели