Рейтинг@Mail.ru
Режевские самоцветы

Феникс

Они гнались за будущим покойником. Чук бежал с одышкой, стараясь не отставать от молодого напарника. Приземистый и кругленький он был похож на мультипликационного потешного копа. Шаги отзывались гулом пустого пространства.

Кен прокричал вдогонку самоубийце:

- Стой! Не-ет!!!

Чук усмехнулся. Этот пацан орал как в дешёвом боевике!

Смертник резко остановился, развёл руки в стороны, явив собой подобие креста, засмеялся и вспыхнул. Целиком, с головы до ног.

Полицейские затормозили. Визг кварца под ногами. Кен сплюнул. Крест из человеческого тела полыхал невыносимым жаром, будто пылала душа.

Самосожженец выгорел вмиг. И в ушах остался шелестящий смех. Холодный, непостижимый хохот, от которого мурашки по коже. Нечеловеческий смех.

Остов тела содрогнулся и рассыпался на дымную ветошь и пепел.

Прах оседал, смешивался с грязью, пылью, выравнивался со слоем грязи подземного перехода – и вот уже нет и следа самосожжения.

Снова Кен сплюнул.

- Успели хотя бы разок?

Красноречивое молчание в ответ.

Чук развернулся на пост.

- Пиши. Ноль часов тридцать…

- Сейчас писать? – перебил напарник.  Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

Чук презрительно посмотрел на него. И пошёл на пост.

- Ноль часов тридцать минут. Самосожжение. Время горения – менее минуты. Личность не установлена.

Краем глаза Чук видел, как молодой напарник кивает на каждую фразу.

Только в машине под веселье магнитолы опытный полисмен добавил:

- Да вообще… Записи-то одинаковые. Руки расставил – значит засекай, и…

Прозвучала заставка новостного блока. В плановом радиосообщении обошли скользкую тему самосожжений. Сказали им сверху, мол, тише об этом: и так народ на грани. Занижайте цифры, и вообще без аналитики. Поэтому – в программе встречи политиков, танцы валют с курсами рубля, спорт, мода, очередной фильм, который обязательно нужно посмотреть, чтобы забыть через день.

Скучно.

И ещё с этим болтливым карьеристом дежурить полночи.

Но Чука это мало волновало. В последнее время он почти не испытывал эмоций. Даже понижение в должности до патрульного не расстроило его.

Ни радости. Ни грусти. Только беспросветную тоску и скуку…

Чук выключил звук и стали слышны порывы ветра, бросающие на стекло дробь капель. Вдалеке по тротуару шла высокая женщина. Худая, облепленная плащом как водолазным костюмом, она боролась с ветром, двигалась будто против течения реки. В руках – большой зонтик, лучи которого раскрашены в цвета радуги. Женщина напоминала осунувшуюся Мэри Поппинс. Сказка переросла в быль, и героиня вынуждена влачить жалкое существование в жестокой реальности. Или наша реальность – только один из вымышленных миров?


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru