Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Она покачивалась в бёдрах и извивалась в талии, круто наклонялась, заманчиво возвышая отменный зад. Упругое тело вальяжно облизывало шест, шлифуя металлический глянец крутизной собственных форм. Словно эротический спутник вращался вокруг фаллического центра притяжений.

Алексей достал бумажник и продемонстрировал купюры. Пятисотку он положил на стойку, расплачиваясь с барменом за выпивку.

Одна из стриптизёрш заметила деньги и направилась к Алексею. Но не та интерес которой он ожидал привлечь.

– Привет красавчик! Желаешь приватный танец? – нахальная брюнетка, с блёстками по всему телу, буквально прижала его к стойке.

Алексей не слишком сопротивлялся, разглядывая её с интересом.

Брюнетка вскинула брови, узнав его:

– О-хо, да у нас знаменитость! Я видела тебя по телевизору, ты рулишь Играми Дриад, – она придвинулась к нему и добавила на ухо медовым шёпотом: – К чёрту танец! Есть отдельная комната… Для таких парней у нас расширенный сервис!

– Увы, моя радость, меня интересуешь не ты, – отшил её Алексей. – Позови-ка лучше свою подругу.

Он показал на русоволосую в кремовом мини и намекнул, пошуршав купюрами в пальцах:

– В накладе не останешься!  Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

– Ты выбрал не ту… – фыркнула брюнетка и попыталась отговорить: – Она недотрога, танцует только у шеста.

– Я хочу просто поговорить, – Алексей протянул ей крупную купюру.

Брюнетка оттолкнула руку:

– Не так… Положи в трусики и хлопни по попке, – она изогнулась в бесстыдной позе, когда его рука игриво приложилась по её заду. – Наскучит синий чулок – зови меня…

Брюнетка ускользнула.

Алексей взял стакан с выпивкой и отошёл от стойки. Устроившись за столиком он осмотрелся как следует.

Посетителей было не много: несколько пьяных юнцов и какая-то эмансипированная парочка. Двое не стесняясь облизывали друг друга, не обращая на сцену ни малейшего внимания. Видимо стриптиз не особо приживался в провинции.

Подошла русоволосая.

– Нам запрещено выпивать с посетителями! – она казалась растерянной и сердитой.

– Придётся выпивать одному, – развёл руками Алексей. Он вежливо отодвинул для приглашённой стул. Русоволосая поколебалась, но села.

– Мне не хочется быть невежливой, – заговорила она озираясь. – Но здесь строгие правила.

– Я заплачу как за приватный танец, – успокоил её Алексей и выложил на стол несколько крупных купюр.

Русоволосая взглянула ему в глаза.

– Я слышала что Алексей Калинин родом из нашего городка, но встретить знаменитость вот так запросто, если честно, не ожидала.

– Эта встреча – ваш шанс! – Алексей посмотрел со значением.

Русоволосая удивлённо вскинула брови.

Алексей достал из кармана планшет, включил экран и пододвинул к ней.

– Здесь электронное приглашение и ознакомительные файлы.

Русоволосая пробежала пальцем по сенсорному экрану, бегло прочла несколько абзацев и заключила:

– Лига Дриад приглашает меня, Юлию Субботину, на предсезонный просмотр в одну из своих команд. С последующей возможностью подписания долгосрочного контракта.

Алексей кивнул и пояснил:

– Лига постоянно расширяется, формируются новые команды. Мы в вечном поиске талантов, – рядом с планшетом он положил пластиковую карту. – Здесь кредит на текущие расходы.

– Но я не отсылала вам заявку, – удивилась Юлия. – Как меня могли принять?

– У вас персональное приглашение, вне общего отбора. Вы приглашены лично мной, меня впечатлил ваш танец.

Юлия смотрела с удивлением.

– А если я не подойду. Если провалю этот самый просмотр, то как возмещу вам затраты?

Алексей не смутился:

– Лига Дриад процветает. Можете забыть про возмещение.

Юлия прикусила губу, она серьёзно задумалась.

– Но у меня больная мама и маленькая сестрёнка. Им нужна забота.

– Мы оплатим няню, медсестру и сиделку.

– Мне нужно подумать, – Юлия выглядела обескураженной. – Когда дать ответ?

– Позвоните завтра до полудня. Контакты найдёте в приглашении.

***

– Стриптизом я занялась по необходимости, когда заболела мама. Дорогие лекарства, лечение. А тут ещё Тамик, хозяин клуба… Он слишком навязчиво благоволит ко мне. Получается, что принять ваше предложение для меня сейчас единственный выход.

Алексей и Юлия вышли из гостиницы, где договорились встретиться, и направились к его BMW. Юлия нервно теребила шарф и без умолку рассказывала, то ли оправдываясь, то ли извиняясь.

Навстречу им попалась старая учительница, Александра Петровна. Юлия поздоровалась. Учительница буркнула что-то в ответ и с любопытством воззрилась на её спутника. Алексей отвернулся, но понял что это не помогло. В цепком взгляде старушки он прочитал многое.

– Я училась у неё, – улыбнулась Юлия, когда они сели в машину.

– Я тоже, – проронил Алексей, заводя мотор. – Только давно.

– Этого не может быть, – покачала головой Юлия. – Она на пенсии уже лет пятнадцать. Вы выглядите на двадцать и не могли её застать.

Алексей задумался. Никто не узнавал его в этом городе, он не был здесь семнадцать лет. Узнала только старая учительница. Сверстники старились, их дети взрослели, неподвластен времени только он один.

– Я подвезу вас до Пулково, – Алексей говорил ведя машину. – Ваш самолёт на Сантьяго в семнадцать тридцать. Место забронировано. По прилёту вас встретит капитан команды Лайса Кунис. Она там главная, слушайтесь её во всём. Не упрямьтесь, если Лайса потребует подкорректировать вашу внешность. Это не каприз. Игры Дриад не просто спорт или бизнес, мы культивируем красоту.

***
***

Дриады – цветник искушений. Полуобнажённые красавицы парили по воздуху гигантского манежа, заставляя разбегаться глаза. Одна группа играла в пятнашки шаровыми молниями, вторая в подобие волейбола в невесомости, третья развлекалась гонками на левитирующих досках. Броские наряды, пластичные женские тела, трюки в фейерверках спецэффектов. Кульбиты, сальто, пируэты. И всё это в одном крутящемся калейдоскопе.

Алексей лицезрел тренировку, вероятно, в тысячный раз. Но неизменно засматривался, как мальчишка.

Лайса Кунис улыбаясь плыла ему навстречу. Как томный парусник на волнах искушений.

Красота инопланетянки никак не совпадала с земными канонами. Но вопреки всему казалась только притягательней в глазах земных мужчин.

Подвижные чёрные волосы, подобные переплетающимся змеям. Золотые губы и золотые зрачки нечеловеческих глаз. Тонкие длинные когти вместо ногтей, чёрные и блестящие как слюда. Безволосая кожа с сиреневым отблеском, вернее не кожа, а чешуя. Но совсем не скользкая и холодная как у рыбы, а бархатная и горячая.

Лайса приветственно протянула руку и Алексей поцеловал её. Она обняла его и прикоснулась щекой.

– Слава богу ты не забыл о нас, – голос Лайсы был синтетическим, за неё говорил прибор-переводчик.

– Посмотрел за подготовкой на стадионе, как-будто волноваться не о чем, – Алексей улыбнулся. – Близится открытие сезона.

Движение в манеже почти остановилось. Многие из красавиц обратили на него взоры. Десятки глаз лучились интересом. Он был их кумиром и ему это льстило.

И тут он заметил Юлию. Она спускалась как ангел с небес. Ему навстречу.

Он не видел её два месяца, она изменилась.

Пропорции тела доведены до эталона. Ноги вытянулись, грудь округлилась. В фигуре подчёркнуто самое женственное. Кожа отбелена, матовая и молочная. Волосы до талии, цвета чистейшей платины. Обновлённое лицо стало кукольно юным и светилось обаянием.

Потрясающее сходство с идеалом. Именно о такой женщине он всегда мечтал. Она снилась ему в самых лучших из снов. Неотразимая. Отказаться от такой невозможно.

В купальнике из белоснежных лепестков и оплетающих бёдра зелёных листьях. С бриллиантовой диадемой в виде лотоса заколотой в волосах. В этой форме дриады Сантьяго выступали на Играх.

Юлия остановилась, завидев Лайсу. Улыбка сошла с её лица, она поглядывала с опаской. Боялась выговора.

Алексей поспешил её выручить.

– Позаимствую на денёк одну из твоих волшебниц, – заговорил он намеренно громко.

Лайса с удивлением обернулась и увидела Юлию.

– Сегодня в Рио официальное открытие сезона, – Алексей взял за руку подошедшую Юлию. – Я обязан там появиться. По статусу, разумеется, не один.

Лайса открыла рот, но возразить не успела. Алексей сбежал не прощаясь, таща за собой сбитую с толку Юлию.

***

– Мне дали новое имя, – разговорилась Юлия, пока они поднимались на лифте. – Более соответствующее образу. Теперь я Айскрим. Смуглые латиноамериканцы боготворят светлокожих и голубоглазых.

Они добрались до крыши и сели в аэромобиль. Алексей пристегнул свою спутницу паутиной безопасности и пристегнулся сам.

Аэромобиль поднялся над крышей и ракетой взмыл в вечернее небо.

– Вау-у… – воскликнула Юлия, восторженная полётом. – Неужели такое бывает? Как в фантастическом кино!

– Скоро заработаешь на такой же, – усмехнулся Алексей. – Ты перспективная, Лайса тебя нахваливает.

– Лайса мой кумир! – восхитилась Юлия. – Ей нет равных в небесных спаррингах!

Аэромобиль пронзил облака, несясь со сверхскоростью к стратосфере. А в кабине было тепло и уютно.

Алексей кивнул.

– Лайса одна из лучших, она давно в Играх.

– Лет десять? – предположила Юлия.

– Примерно четыреста, – поправил Алексей. – Точнее не знаю, не спрашивал. Не вежливо заговаривать с дамой о возрасте, даже если дама инопланетянка.

Юлия округлила глаза:

– Она отлично сохранилась. На вид ей дашь лет двадцать пять, не больше.

Юлия замолчала о чём-то подумав. И осторожно спросила:

– А ты? Ты тоже инопланетянин?

– Нет, – рассмеялся Алексей. – Я обычный человек, такой же как ты. Хотя и странный немного, как говорят знакомые.

– Они завидуют твоей славе, – улыбнулась Юлия.

Алексей поморщился:

– Слава это иллюзия. Она недолговечна если не дружишь с фатумом.

– Ты веришь в мистицизм? – посерьёзнела Юлия. – Или просто так шутишь?

– Я верю в параллельные миры.

Воздушная машина неслась в лунном свете над сумрачным покровом облаков. Алексей вёл и рассказывал о “законе отражения”, первичном из законов о совокупностях. Юлия слушала, завороженно глядя вперёд, на несущееся навстречу пространство, рассекаемое корпусом машины.

Алексей говорил о незримой связи мира в котором они живут со множеством параллельных, существующих как отражения в зеркалах. Сам он, Юлия и миллионы других людей, существовали там также, как существуют он и она здесь и сейчас. И чем успешней они в мирах-отражениях, тем вероятней, что подобное повторится с ними здесь. Миры-отражения почти копировали друг друга, но отличались в вариациях. Лига Дриад как раз была таким отличием, существуя только в этом мире и не отражаясь больше ни в одном. И чтобы сохранить свой успех здесь, в мире настоящем, Алексей должен добиться успеха и в мирах-отражениях. Для этого необходимо на них влиять.

– И ты способен на это? – у Юлии кружилась голова.

Алексей рассказал в какие дали шагнула инопланетная наука. О тайнах времени и сложности его устройства.

– Поток времени движется по спирали, – он объяснял проще, чтобы Юлия поняла. – Каждый из витков спирали – один из параллельных миров. Витки эти очень близко прилегают друг к другу, отсюда зеркальность миров-отражений. Преграда меж ними очень тонка, но непреодолима для материальных тел. Зато она преодолима ментально.

У Алексея имелся артефакт для достижения этого – транслятор ментальности.

– Ты преодолеешь эту преграду и повлияешь на параллельный мир, – сложила Юлия дважды два.

– Всенепременно! – в глазах Алексея сияла уверенность. – И в этом мне поможешь ты.

На лице Юлии мелькнула обида:

– Я догадывалась, что всё происходящее не случайно. Тогда в клубе ты неспроста обратил на меня внимание, таких подарков судьбы не бывает. Тобой руководил расчёт.

– Ты проницательна! – улыбнулся Алексей. – Я действительно в тебе не ошибся!

***

Полуобнажённые танцовщицы в золотых нарядах парили в невесомости над чашей переполненного стадиона. Неземная музыка струилась как горная река, танцовщицы изгибали соблазнительные тела в свете прожекторов. Они выстроились по задуманному, сложив собой, как из мозаики, огромную пылающую звезду.

Грянувший голос оглушил. Ведущий праздника представлял почётных гостей. Президента Бразилии, канцлера Германии, Её Величество английскую королеву и многих-многих других.

Алексей и Айскрим стояли рядом. Айскрим взирала на представление и улыбалась. Её глаза сияли как звёзды.

В вышине вспыхнул салют – стадион ахнул. Сверкающие частицы рассыпались по небосводу. Они падали на арену, превратившись в шуршащий и переливающийся ливень – серпантин из солнцестраза.

Ведущий представил мэров Мехико, Нью-Йорка, Токио и других городов мира, чьи команды участвуют в Играх Дриад.

Танцовщицы закружились в мерцающем свете. Музыка билась штормом и обрушивалась водопадом. Вспыхнул светоэффект и звезда из мозаики золотых тел зажглась как сверхновая.

Алексей обнимал Айскрим за талию, она прижималась к нему.

Ведущий представил основателя Игр Дриад Алексея Калинина и его спутницу – блистательную Айскрим. На них упали лучи прожекторов.

Айскрим моргнула и очутилась в центре праздника. Под ливнем из серпантина, переливающегося как миллионы несущихся в черноте галактик. Окружённая круговоротом женских тел в золочёных летучих купальниках.

В этом центре оказался каждый из сотни тысяч зрителей на трибунах. Стадион бурлил, захваченный глобальной иллюзией.

Улыбка Айскрим сияла. Солнцестраз ослеплял. Танцовщицы сучили ножками и чертили пируэты так близко, что их золотые шелка касались её.

Айскрим бросала взгляды на Алексея, но тот как-будто не замечал. Он боялся нарушить предназначение. Двое людей не могли быть вместе в двух разных мирах. Соединяясь в одном они обречены никогда не встретиться в параллельных. Природа отражений отвергала точное сходство, соблюдая похожесть картины, но не терпя копирования деталей.

Губы Айскрим раскрылись для поцелуя. Её локоны коснулись лица Алексея. Сладостно пахнущие – мягкие, как искушение.

На миг Алексей уступил. Руки не подчинялись воле, они сами заскользили вниз по обнажённой спине Айскрим. Предательски чувственно, предательски страстно.

Айскрим горячо задышала и обняла его. Чарующая дриада, восторженная близостью любви.

“Не целовать её губ,” – сдерживал себя Алексей, а руки скользили всё ниже и ниже. – “Не целовать её губ и не касаться бёдер.”

– Завтра мы расстанемся навсегда, – выдавил он и услышал как разбилось два сердца.

Айскрим кивнула и закрыла глаза.

– Один поцелуй, – попросила она. – Чтобы я помнила…

***

Айскрим лежала на постели в гостиничном номере лучшего отеля в Рио. Алексей сидел рядом. Праздник открытия сезона закончился и они сбежали сюда от объективов папарацы.

– Твой нынешний образ создала не Лайса, его создал я.

– Я догадалась. Ты вылепил для себя эталон – идеализируемый образ женственности. Длинноволосую блондинку с ангельской мордашкой и абсолютными формами.

Алексей нахмурился. Ему не нравилась откровенность Айскрим.

– В этом скрыта суть моего замысла, – признался он. – В одном из миров-отражений меня преследуют серьёзные неудачи. Это создаёт резонанс с моими успехами здесь. Отражения не могут отличаться настолько диаметрально. У вселенной найдутся объективные причины уравнять случившееся неравенство, её законы неоспоримы. И полумеры тут не пройдут, парадоксы вырываются с корнем. Я заболею неизлечимой болезнью, попаду в автокатастрофу или на голову мне упадёт кирпич.

– Неужели всё так серьёзно? – встревожилась Айскрим.

Сергей кивнул.

– Представь себе программиста средних лет, живущего в обычном русском городке. Работу по способности не найти. Кормится редкими заказами и разгрузкой овощей на рынке. От безысходности регулярно зашибает. С личной жизнью не ладится, в женщинах разочарован. Сопьётся и пропадёт.

– Жизненная история, правдоподобная, – вздохнула Айскрим. – Видимо миры действительно похожи.

– Местами как две капли, – ухмыльнулся Алексей. – Разнятся только перспективы.

Лицо Айскрим просветлело, её посетила догадка:

– Чтобы жизнь твоего программиста наладилась ему нужен стимул!

– Длинноволосый и длинноногий, с третьим размером груди! – кивнул Алексей соглашаясь.

Он открыл чёрный футляр, который принёс с собой, и достал содержимое. Это был обруч для волос, эффектное женское украшение. Обруч переливался как драгоценность и пульсировал меняя цвета.

– Как красиво! – по-женски ахнула Айскрим, её глаза загорелись.

Алексей бережно оторвал её голову от подушки и надел обруч, закрепив в волосах.

Обруч на мгновение вспыхнул, Айскрим ощутила тепло и едва уловимую вибрацию.

– Зачем это? – удивилась она, но не слишком. Ей стало вдруг очень спокойно. Айскрим расслабилась, её клонило в сон.

– Потом расскажу, – пообещал Алексей. – А теперь засыпай, ты сегодня устала.

Он заботливо укрыл её пледом и поправил подушку.

Айскрим улыбнулась, закрыла глаза и мечтательно прошептала:

– Пусть мне приснится параллельный мир…

***
***

Тамаз, хозяин нескольких кафе в городе, благоволил к ней. Он дарил ей цветы и подарки. Подарки Юля возвращала: у Тамаза была жена и трое детей. Она мечтала совсем не об этом. В её двадцать пять хотелось любви, а в будущем семьи и детей. Вот только ухажёров не было. Ревнивое внимание Тамаза отпугивало всех.

Дождь ливанул как из ведра. Юля добежала до остановки и спряталась под крышей. Пожилая учительница и какой-то пьяница переговаривались, сидя на скамейке. Юля поздоровалась с Александрой Петровной, на пьяницу внимания не обратила. Было прохладно, Юля подняла ворот куртки, но озноб не проходил. Она ждала автобуса.

– Ох, Алёшка-Алёшка, горе с тобой… – Причитала учительница, качая головой. – Погубит тебя водка. Берись за ум, не дури.

Пьяница достал бутылку, налил в пластиковый стаканчик, выпил и занюхал рукавом.

– С водкой жить не так скучно.

– Женись и не будет скучно, – научила учительница.

– Ага, – затряс головой пьяница. – Чтобы жена мозг выносила и зарплату из карманов вытряхивала? Была одна такая, спасибо, больше не хочу.

– Ну не все же как она! – убеждала учительница.

– Других не встречал пока.

Юля возмутилась. Что-то её толкнуло и она вмешалась в разговор.

– Обвинять всегда проще чем посмотреть на себя!

Алексей в секунду протрезвел. Он посмотрел на Юлю и оценил её взглядом.

Мягкие черты лица, длинные платиновые локоны, стройные ноги, бесподобная задница. Красивая, ухоженная девушка. Вернее необычайно красивая. Неуловимо знакомый образ. Ему показалось он видел её во сне. Или даже в снах, как-будто фантазия воплотилась в явь.

Нет-нет, таких женщин не бывает! Чтобы поверить в это сначала нужно сойти с ума… Похоже допился до белой горячки.

И тут он вспомнил: девушку звали Юля. Как-будто прозрел после спячки. Он видел её много раз, но теперь увидел словно впервые. Она продавщица в отделе мороженого. Он вспомнил яркую надпись на вывеске: “Айскрим”. Алексею сразу понравилось импортное словцо, так он и прозвал Юлю про себя. Они тысячу раз встречались в подъезде, его соседка по лестничной клетке Ольга была её подружкой. Девчонкой Юля подавала надежды вырасти красавицей, а повзрослев расцвела так, что глаз не отвести.

Совершенно верно! – ухмыльнулся Алексей невесело. – Обвинять всегда проще.

Он посмотрел на её правую руку, на которой не было обручального кольца.

– Видимо поэтому, красотуля, ты и не замужем. Достойных кандидатов нет. Один пьёт, второй мало зарабатывает, третий рылом не вышел.

Юля вдруг вспомнила его. Он и её подруга Ольга жили в соседних квартирах. Алексей, так его звали. Фамилия, кажется, Калинин. Он был совсем не плох, хоть и старше её лет на пятнадцать. Хорошо сохранился для своих лет и образа жизни. Спортивный и весёлый. И как говорили не без способностей. Ольга считала его богом в программировании.

– Сейчас речь не обо мне, – огрызнулась Юля и передразнила голосом Алексея: – Других не встречал пока.

Она кипела, не узнавая саму себя, очень сдержанную от природы:

– Не искал, потому и не встретил. Пить ведь проще, залил шары и никаких забот.

У двоюродного брата Юли была своя фирма в Санкт-Петербурге. Он постоянно искал одарённых программистов. Предлагал работать и ей. Толи секретарём, толи референтом. Вот только Юле всё мешала ложная скромность. Да и больную маму с маленькой сестрёнкой одних не оставить. Слава богу, теперь мама выздоровела, а сестрёнка подросла. Юле давно хотелось в Питер, прочь от местной беспросветности, ближе к настоящим возможностям.

– А где мне искать? – Алексей развёл руками. Он как-будто протрезвел. – Театров в городе нет, музеев тоже, одни кабаки. Может быть здесь, на остановке?

– Искал бы – нашёл! – бунтовала Юля. – Просто зад поднять слабо! Бросить пить слабо!

– Не слабо! – Алексей вскочил. Он выбросил полупустую бутылку, стекло звякнуло об урну.

– Начинаю искать прямо сейчас… – Алексей решительно шагнул к Юле.

Но пошатнулся. Водка на голодный желудок дала о себе знать.

Что-то подтолкнуло Юлю, она схватила его за руку и потащила за собой:

– Доведу пьяницу до дома, кто ещё о нём позаботится… До свидания, Александра Петровна.

– До свидания, Юлюшка.

Лукавая старушка улыбалась им вслед.

***

Алексей проснулся на чистых простынях. Он проморгался, встал и застыл посреди комнаты. В квартире царил порядок, полы вымыты. Такого не случалось давно.

Он попытался припомнить, что было накануне и увидел Юлю. Она спала на диване. Феноменальная фигура и платиновые волосы. Айскрим.

Значит она ему не приснилась – Алексей про себя перекрестился. Представил как ужасно выглядит и тихонько пошлёпал в ванную.

Посмотревшись в зеркало он ужаснулся. Трёхдневная небритость, круги под глазами, пока ещё редкая проседь в волосах… Какой кошмар, такому не место рядом с совершенством. Во что бы то не стало он должен всё исправить.

Алексей принял ванну, побрился. В халате и шлёпанцах пошлёпал в комнату.

Он встретил Юлю в прихожей. Она одевалась.

– Уже уходишь?

– Ухожу!

– Не передумаешь?

– Не передумаю!

– Значит насовсем? – голова Алексея поникла.

– В магазин за продуктами, – улыбнулась Юля. – Собралась готовить, а в холодильнике хоть шаром покати.

Алексей улыбнулся. Жизнь начинала налаживаться.

[contact-form-7 404 "Не найдено"]

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели