Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Снимайся Сергей в кино – ему бы досталась роль Карлссона. Доверчивый и добродушный увалень, с жизнелюбивым пропеллером, в вечном поиске приключений для неусидчивой пятой точки.

– Тысячу лет тебя не видел, Алиса. Всё такая же стрекоза, хорошеешь и хорошеешь, – лицо Сергея растянулось в широкой улыбке.

– Ты тоже не меняешься, Серёжка, – отмахнулась его собеседница и покачала головой. – По жизни баламут и неудачник. Такой же как мой бывший.

– А помнишь как мы целовались в десятом классе? В школе за мной бегали все девчонки, а я как дурак влюбился в тебя.

– Опять выдумываешь… – поморщила носик Алиса и закопалась в сумочке, ища зазвонивший телефон.

Найти его ни в какую не удавалось и она, не выдержав, вытряхнула содержимое сумочки прямо на стол.

Документы, косметичка, какая-то дамская дребедень… Внимание Сергея привлекли солнцезащитные очки.

– Откуда в женской сумочке мужские очки? – он взял их, повертел в руках и примерил. Повернул голову и посмотрелся в стеклянную дверь, как в зеркало.

Очки как очки, ничего особенного. Разве что дорогие, насколько он разбирался.

Алиса наконец нашла телефон, но ответить не успела, время вызова истекло. Она чертыхнулась и швырнула мобильник обратно в сумочку.  Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

– С этими очками целая история, – объявила она, глядя как Сергей в них красуется. – Это любимые очки Чистякова, мужа Каролины.

Сергей кивнул. Он был наслышан от Алисы о новом замужестве её лучшей подруги – завидной красавицы и удачливой охотницы на состоятельных мужчин.

Алиса разошлась и не смолкала:

– Каролина собралась в выходные на дачу, а супруг забыл там очки, которые попросил её захватить по возвращении. Каро, как водится, не любит отдыхать в одиночестве. Она позвонила мне, ещё в одно место, чтобы подобрать компанию и неплохо провести время.

– И как вы его провели? – Сергей освоился в очках и явно не собирался с ними расставаться. – Хотелось бы подробностей. Весьма любопытно как развлекаются на досуге светские львицы.

Алиса состроила постное личико.

– Лучше бы сидела дома, – она махнула рукой. – Каро на славу оторвалась, а я два дня зевала.

Алиса взяла пирожное из вазочки, откусила и решилась рассказать самое вкусное:

– Зато в понедельник с утра я вдоволь нахохоталась. Каро не нашла свои трусики после ночного разгула. А чистяковские очки, не продравши глаз, перепутав, сунула в мою сумочку.

Сергей подленько хрюкнул.

– Что ты на меня так смотришь? – возмутилась Алиса. – Я в оргии не участвовала, составила компанию в застолье и ушла спать. А вот Каро покуролесила на славу. Её муженёк сам виноват, слишком много времени уделяет работе и совсем забросил свою благоверную. В конце концов она женщина, а не мебельный гарнитур. Такие шикарные задницы бесхозными не бывают, мужские руки прилипают к ним по определению.

Сергей потерял интерес к разговору. Он сам не понимал что с ним произошло. Обычно Алисина болтовня с пикантными подробностями доставляла ему неизгладимое удовольствие. Но только не в этот раз, в голову отчего-то лезли совершенно посторонние мысли.

– Я вот тут обратил внимание и подумал… – Сергей осмотрелся по сторонам. – Тысячу раз был в этой кафешке и никогда не задумывался…

Сергей не закончил мысль. Послышался разговор на повышенных тонах. Судя по характеру голосов начальник отчитывал подчинённого. Сергей заинтересованно повернул голову. Алиса замолчала и тоже прислушалась.

– Меня не интересуют ваши оправдания, Гусев. Вы исправно получаете зарплату, а обязанности свои выполняете из рук вон плохо. Кафе работает в убыток. Где, скажите мне, посетители? Нет посетителей!

Стильно одетый мужчина средних лет вышел на центр зала и продемонстрировал свою правоту убедительно разведя руками. Следом за ним подобострастно волочился толстяк с жалостливой физиономией. Сергей догадался: владелец отчитывает управляющего.

– Откуда им тут взяться? – вмешался вдруг Сергей.

Он сорвался с места, подскочил к стильному мужчине и сам себе поражаясь с жаром заговорил:

– Оглянитесь вокруг… Убогий интерьер, оформление как в совдеповской столовке. Расцветка полов такая, что декор кажется грязью. Кондиционер еле жив, а в зале летает муха! Разве всё это может привлечь?

Сергей театрально взмахнул рукой, нарисовав ею в воздухе убедительный знак вопроса. И запальчиво продолжал:

– Ресторан должен олицетворять качество и престиж! Это место приятного времяпрепровождения, проводник комфортной и уютной жизни…

Сергея ещё долго несло. Он разглагольствовал о балансе стиля и спроса в ресторанном бизнесе, щеголял непонятно откуда взявшимися знаниями. Предложил изменить обстановку, униформу персонала, блюда в меню. И до того восхитил Кирьянова, так звали владельца, что тот немедля назначил его новым управляющим, поставив в пример бедолаге Гусеву, а самого Гусева понизил до мойщика посуды.

Ещё вчера Сергей служил простым охранником в бизнес-центре. А сегодня… Перед уходом Кирьянов удостоил его рукопожатием.

Сергей вернулся за столик, гордый и великолепный. Алиса смотрела на него по-новому. Сергей вспомнил, что не вернул очки, снял их и протянул ей.

– Они тебе к лицу, – призналась Алиса. – Оставь себе, Валера не обеднеет.

Прощаясь она с симпатией чмокнула Сергея в щёку. Алиса взяла его на заметку, переместив в списке своих поклонников в разряд перспективных. Она даже не вспомнила для чего сегодня встречалась с ним. Причина вылетела из головы, теперь это было не важно.

***

Всю следующую неделю Сергею жутко везло. Он не расставался с очками и удача дарила ему одну улыбку за другой. Жизнь перевернулась как по волшебству. В понедельник Сергей отработал свой первый день на должности управляющего кафе “Орхидея”, в среду стал исполнительным директором ещё двух заведений, а в пятницу Кирьянов назначил его менеджером по развитию всего своего ресторанного бизнеса и положил астрономический по меркам Сергея оклад.

На восьмой день Сергей уже жил в новой трёхкомнатной квартире в центре Москвы, с полной обстановкой и евроремонтом. Банк одобрил ему кредит по поручительству Кирьянова. Остатки средств от покупки квартиры ушли на приобретение новенького “Ниссана”.

На новоселье Сергей пригласил Алису. Уже там, подвыпив и набравшись храбрости, он сделал ей предложение стать хозяйкой в его новых хоромах. Та поломалась для приличия, но приглашение приняла. Сергей поднялся по статусу и теперь мог её полностью содержать.

На следующее утро Сергей проснулся в одной постели с красавицей-шатенкой. Он облапал округлости её фешенебельного зада, с удовольствием отмечая, что это лучшая из сторон которой когда-либо поворачивалась к нему жизнь. Алиса по-кошачьи потянулась и обвила рукой его шею, изображая ненасытную гетеру. Сергей уже собрался повторить то чем занимался с ней полночи, но тут, как назло, затрезвонил дверной звонок.

– Кто это может быть? – встрепенулся он. – Никто не знает моего адреса.

– Это наверное Каро, она звонила вчера вечером, – Алиса скатилась с постели и схватилась за халат. – Я дала ей твой адрес. У неё вечные неприятности с мужем, она была вся в слезах и я не могла отказать подруге.

Алиса прошла в прихожую и открыла дверь.

Сергей услышал женские голоса, чмоканье приветственных поцелуев и возню в прихожей. Тапочки зашаркали по полу и голоса переместились на кухню.

Сергей оделся, побрызгался парфюмом и посмотрелся в зеркало. Чистить зубы и бриться отложил на потом. Он подбодрил себя и отправился к дамам.

Алиса представила гостью и Сергея друг другу, когда он вошёл.

Каролина кивнула в знак состоявшегося знакомства и засопела носиком, готовясь расплакаться. Она была действительно очень хороша – голубоглазая блондинка с ногами от ушей. Рядом с ней Алиса заметно блекла. Каролина была моложе и привлекательней, Сергей взял это на заметку.

– Ума не приложу что делать, – запричитала Каролина. Из небесных глаз покатились огромные, как бриллианты, слёзы. – Бизнес у него не ладится, а зло срывает на мне.

Сергей посочувствовал плачущей Каролине, хотя это и попахивало актерским мастерством. Не пожалеть голубоглазое создание казалось варварством. Сергей догадался: Каролина зашла к подруге заценить нового хахаля. А дальше так вошла в роль, что её понесло. Она причитала и жаловалась, ругая рогатого ревнивца Валерия, жестокую жизнь и жалея себя горемычную. Оказывается, мальчики по вызову, заказанные для дачных увеселений на прошлой неделе, оказались подставными. Негодяи засняли двойную измену, с Каролиной в главной роли, на скрытую камеру, и отослали дискету с компроматом по назначению. Для пущей убедительности присовокупив к ней её ажурные трусики. Супруг учинил разгромный скандал и выгнал несчастную из дома.

– Побесится и простит, куда он денется, – успокаивала подругу Алиса.

Та хныкала и жаловалась:

– Пьёт как сапожник… Цепляется к мелочам… Неврастеник… Взъелся из-за очков… Сдались ему эти очки?

***

– Вон тот скользкий субъект дожидается вас с самого утра, Сергей Геннадьевич! – кокетливая официантка Линочка заговорщицки состроила глазки и указала пальчиком направление.

Незнакомец занял любимый столик Сергея, тот, что за декоративной пальмой. Он углубился взглядом в журнал, создавая видимость чтения.

Сергею Линочкина новость не понравилась сразу. Предчувствия редко его обманывали. Смутная тревога в душе разрасталась без всякой видимой причины, угрожающе, как снежный ком.

Сделав над собой усилие Сергей подошёл к незнакомцу. Тот поднял на него глаза и сладенько улыбнулся.

Это был не крупный мужчина лет сорока, в строгом дорогом костюме, с проседью на висках и чёрными въедливыми глазками.

– Здравствуйте, меня зовут Феликс. У меня есть к вам предложение.

– Сожалею, но в рабочее время я обсуждаю исключительно рабочие вопросы, – Сергей потоптался на месте. – Если разговор не срочный, то давайте в другой раз.

– У вас оказалась одна моя вещь. – Продолжал новый знакомый, пропустив отказ мимо ушей. – Предполагаю, что вам очень не захочется её возвращать. Вы можете оставить себе эту вещь, но в обмен на одну услугу.

– Не понимаю о чём вы говорите, – воровато улыбнулся Сергей.

Феликс опять как-будто не слышал.

– Я говорю про тёмные очки, те, что в переднем кармане вашего пиджака. Вы знаете об их уникальных свойствах и одеваете только по необходимости. Когда зовёте на помощь удачу.

– Сожалею, но мне некогда, – Сергей развернулся чтобы уйти. – Меня ждут дела.

– Сожалею, но вам придётся остаться, – ухмыльнулся Феликс.

Сергей пренебрежительно хмыкнул и направился прочь. Но не досмотрел. Выйдя из-за пальмы он натолкнулся на Линочку, со всех ног спешащую с заказом к какому-то крикливому клиенту.

Сергей чертыхнулся. Линочка не удержала поднос, споткнулась на каблуках и неуклюже опустилась на пятую точку. Посуда зазвенела, разбиваясь о пол. Сергей по инерции повалился на Линочку сверху.

Он тут же попытался встать. Но в этот момент распахнулась дверь и в кафе вошёл нежданный посетитель. Дверь ударила Сергея под зад, тот споткнулся о раскинутые ноги Линочки и полетел ничком. Очки выпали из его кармана и покатились по гладкому полу. Как камень для кёрлинга по льду. Как раз в направлении Феликса.

Феликс наклонился, поднял очки и самодовольно хмыкнул.

Сергей поднялся с пола, судорожно отряхиваясь. Линочка обиженно хныкала, собирая осколки в поднос.

– Очки стремятся к своему хозяину, – объяснил Феликс. – В том случае если тот кому они позаимствованы ведёт себя неблагоразумно.

Сергей не понимал как стал возможен такой дурацкий конфуз. Но неслучайность всего происходящего свидетельствовала сама за себя. Линочка с подносом удалилась. Уборщица орудовала шваброй, вытирая пол.

– Присядьте, – пригласил Феликс. – Давайте обойдёмся без поспешных решений.

Сергей усмирил гордость и благоразумно сел на стул напротив.

Феликс положил очки на столик и подтолкнул к нему.

– Возьмите, они ваши… – слащаво улыбнулся он. – Но в обмен на услугу.

Сергей покорно слушал. Феликс продолжал:

– Вы продадите мне нечто нематериальное и получите за это уже полюбившуюся вам красивую жизнь. Перед вами откроются грандиозные возможности, в сравнении с которыми недавние успехи покажутся смехотворными.

Сергей потряс головой и перебил:

– Не понимаю. Что я должен продать?

– Я хочу купить у вас ваши будущие жизни, ещё не прожитые. Для начала одну, а затем как пожелаете. Пять лет счастливого безоблачного существования за одну вашу будущую реинкарнацию.

Сергей раскрыл рот, не поверив своим ушам.

Следующая фраза Феликса стала кульминационной:

– Человек наделён мультижизнью, с количеством реинкарнаций зависящим от уровня претензий.

– Не несите околесицу, – фыркнул Сергей. – Вы напрасно принимаете меня за пациента психушки.

Феликс пропустил издёвку мимо ушей. Он гнул своё:

– Тем более легче поставить подпись. Блестящее будущее в обмен на нечто сумасбродное, во что вы не верите, будучи человеком здравомыслящим.

– Я должен расписаться кровью? – изрёк Сергей театрально. – Или присягнуть на верность антихристу?

Феликс оставался серьёзен.

– Ваша ирония не умна, я не дьявол и душ не покупаю. Я всего-лишь торговый агент, предоставляю услуги и получаю за них плату. Специфические услуги за не совсем обычную плату. Вернее за совсем необычную, по меркам простых смертных.

– Вы морочите мне голову, – Сергей устало покачал головой.

– Я понимаю, вам сложно поверить, поэтому буду убедителен, – убедительно начал Феликс. – Реструктурированная реальность заменила для вас ту унылую и блеклую жизнь, которой вы жили раньше. Вспомните, ведь ещё неделю назад вы и мечтать не могли о нынешнем благосостоянии, а теперь оно стало для вас нормой. Или вы хотите лишиться этого, раз и навсегда? Стоит мне щёлкнуть пальцами и в вашу жизнь вернутся привычные неудачи. Также скоро, как вернулись ко мне только что эти очки!

– Постойте-постойте… – струсил Сергей. – Я пытаюсь поверить вам, но поймите, что это не просто.

Феликс умел убеждать. Он обрисовал Сергею заманчивую картину достижений, ожидающих его впереди, и перспективу по-настоящему больших денег. Обещал исполнение любых желаний, доступность самых недоступных развлечений и удобств, благосклонность женщин модельной внешности.

– Вам ведь нравится Каролина? – задал Феликс вопрос с заведомо ясным ответом. – Она очаровательна и элитарна. Стоит только пожелать и завидная привилегия обладать ею воплотится в вашу жизнь.

Сергей задумался. Он не слишком верил Феликсу, во всю ту фантастичную ахинею которую тот нес. И в то же время аргументы его не оставляли сомнений. Происходящее последнюю неделю убеждало само за себя.

А Феликс всё сыпал и сыпал щедротами, словно дьявол-искуситель:

– Я разрешу вам менять очки, у меня их целая коллекция. Выбирайте успех на любой вкус. Вы можете стать человеком искусства: знаменитым художником, писателем или кинорежиссером. Можете прославится в науке, политике, да мало ли где ещё. Весь мир подвластен вашим желаниям.

– Не понимаю, как такое возможно? – чистосердечно признался Сергей. – Я конечно читаю книги, смотрю кино… Но жизнь и вымысел не одно и тоже. Летающие тарелки и путешествия во времени всегда казались мне коммерческой выдумкой, вареньем из одуванчиков, которым пичкают страждущую публику.

Феликс улыбнулся как змей-обольститель искушающий доверчивую Еву.

– Страждущая публика видит как исчезает кролик, но не видит двойного дна, принимая иллюзию за свершившееся чудо. Фокусник ни за что не раскроет секретов фокуса, иначе магия превратится в блеф.

Мысли в голове Сергея перемешивались как шары спортлото во вращающемся лототроне.

– Устройство вмонтированное в очки преобразует мыслительные желания в материальные воплощения, – разъяснял Феликс. – Структура этого процесса чрезвычайно сложна и вряд ли объяснима. Тысячи незнакомых людей проводят интеллектуальную работу, а плоды достаются вам. Это как компьютерный вирус, взламывающий банковские коды, но не в виртуальном пространстве, а в реальности. Вы владеете преимуществом, которое доступно исключительно вам, и манипулируете с его помощью окружающим миром.

Феликс ещё долго говорил, а Сергей внимательно слушал. Они расстались так ничего и не решив, но договорились встретиться здесь же через два дня. Сергей пока не дал ответа, он взял паузу на размышление.

***

Алиса уселась на тумбочке в прихожей не раздеваясь и уставилась в одну точку. На ней не было лица.

– Боже, какой кошмар! – Она закрыла лицо руками и тяжко вздохнула.

– Что случилось? – Спросил Сергей, выглянув из кухни.

И только тут Алиса вспомнила, что уже дома, воззрившись на Сергея, загородившего дверной проём.

– Валера покончил с собой. – Произнесла она без выражения. – Выбросился из окна. Представляешь, лежит на тротуаре с проломленной головой, а вокруг лужа крови.

– Ты была у Чистяковых?

Алиса кивнула.

– Мы болтали с Каролиной на кухне, пили чай и тут такое… Услышали как распахнулось окно и звук тела разбившегося об асфальт. Выглянули, а там… Квартира на восьмом этаже, врачи со скорой сказали что он умер сразу, сломав позвоночник. Каролине стало нехорошо, сдала психика, я не могла её успокоить. Врачи вкололи ей что-то сильнодействующее, сказали, что проспит до утра. Её нельзя сейчас оставлять одну, завтра заберу её к нам. Пусть поживёт под присмотром, пока не отойдёт от шока. Если ты не против, конечно…

– Конечно не против, о чём ты говоришь…

– Валерка-Валерка, какой дурак. – Алиса сокрушённо покачала головой. – Он потерял свой бизнес, влез в большие долги. Кредиторы угрожали, а расплачиваться нечем. Квартира и та семь раз перезаложена. Всех подробностей не знаю, Каролина говорила он подсел на иглу.

***

Спустя два дня Сергей и Феликс встретились вновь. Как и договаривались – за тем же столиком под пальмой.

Феликс явился к пяти и уже привычно дожидался. Линочка позвонила Сергею и сообщила о повторном появлении “скользкого субъекта”. Феликс успел поужинать, выпить кофе и полистать газету.

Появившийся Сергей не извинился за опоздание, даже не удостоил Феликса приветствием. Он молча вошёл, уселся на стул напротив, сложил руки на груди и уставился взглядом на обновлённый интерьер.

Феликс отложил газету и закурил. В ведёрке со льдом на столе стояла бутылка шампанского. Рядом лежали знакомые очки – предмет торга и разногласий.

– Давайте не будем тянуть, – по-деловому предложил Феликс, нарушив молчание. – Поставите подпись и разойдёмся.

– Где подписывать? – всплеснул руками Сергей. – Покажите мне документ!

– Бумажная волокита не присуща высоким сферам, – заявил Феликс помпезно. – Скупщики жизней не дружат с пером и чернилами. Мы визируем договор иначе. Событие запечатлённое в настоящем самый надёжный из документов.

– И чем скрепляется соглашение? – не понял Сергей.

– Да чем угодно… – усмехнулся Феликс. – Хотя бы вот этим шампанским в ведёрке. Возьмите бутылку, провозгласите тост во всеуслышание, означающий ваше согласие, встряхните её и откупорьте пробку.

– И что будет дальше?

– В кафе войдёт элегантная дама в белом платье и туфлях на высоких шпильках. Шампанское хлынет ей под ноги, дама вскрикнет и поскользнётся. Она эффектно шлёпнется на пол и пронзительно закричит, обратив на себя всеобщее внимание. Событие врежется в память присутствующих, вместе с произнесённым вами согласием. Таким образом люди в кафе станут свидетелями нашего договора. Договор немедленно вступит в силу и будет признан состоявшимся.

Происходящее показалось Сергею идиотским розыгрышем. Он лучезарно улыбнулся, провоцируя Феликса улыбнуться в ответ. Но тот не утратил и капли серьёзности. Вариант с розыгрышем отпадал, но оставались другие. Сергей пощупал свой лоб, увы, температуры не было.

– Открывайте же бутылку, дама вот-вот войдёт, – торопил Феликс. Он торжественно улыбнулся и указал рукой на дверь. Как ведущий церемонии награждения в сторону распахивающихся кулис, за которыми сенсационно скрывается кинозвезда.

Сергей застыл в нерешительности. Логичнее было не торопиться с согласием, тут крылся какой-то подвох. Слишком много было странностей.

И тут распахнулась дверь. В кафе вошла элегантная дама, действительно в белом платье и туфлях на высоких шпильках.

Сергей сыграл под дурачка. Он усмехнулся и погрозил Феликсу пальцем.

– Вы видели её в окно. Не считайте меня простофилей.

Феликс начинал сердиться. Он взял со стола очки и спрятал в карман.

– Судя по всему я напрасно теряю время, – Феликс жестом позвал официантку, собираясь оплатить счёт.

Сергей изучал его взглядом. Странности очень быстро превращались в подозрения.

– Если всё так прекрасно как вы обещаете, – нахмурился он. – То почему прошлый владелец очков так печально кончил?

Феликс стал холоден и откровенен:

– Он был моим прошлым клиентом и полностью растратился. Продал всё, что имел на продажу, все свои будущие жизни. Сперва одну, затем остальные оптом. Оплата за них закончилась и начались неудачи, а обеспечивать себя самостоятельно он не умел. Человеческая смерть наступает не в момент остановки сердца, похороны тела всего-лишь атрибут, дань традиции, но отнюдь не факт кончины. Жизнь это процесс борьбы со смертью, объективный конец приходит тогда, когда иссякает желание жить. Мой прошлый клиент продал мне своё бессмертие, а потом собственноручно завизировал этот факт самоубийством.

Сергей поднялся, взял в руки бутылку с шампанским. Он принял решение и от него не отступит.

– Контракта не будет! – произнёс он громко, так чтобы слышали все.

Несколько посетителей обернулось.

Сергей с лёгким сердцем подбросил бутылку в воздух. Она покрутилась в полёте, играя зелёным стеклом, и, на глазах у изумлённых очевидцев, с грохотом разбилась о пол. Стеклянное крошево рассыпалось, словно бисер.

Какая-то женщина ахнула, несколько мужчин поднялись с мест.

Сергей покидал кафе без сожаления. Он потеряет Алису, к которой успел привязаться, квартиру в центре и полюбившийся “Ниссан”. Квартира и машина дело наживное. А Алиса… Если всё по-настоящему – она останется. К чёрту лёгкий успех! Теперь он знал: у него, как у кошки, впереди девять жизней. Целая бесконечность времени и возможностей.

Его судьба в его руках.

[contact-form-7 404 "Не найдено"]

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели