Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

– Я должен убить слона, – размышлял Телефонист, сидя у обломков стены, под газовым фонарем. Развалины вокруг изредка освещались появляющимся из-за облаков солнцем, так, что Телефонисту казалось, что он находиться на океанском дне среди обломков огромных разрушенных кораблей.

– Дождь закончился, – внезапно понял Телефонист и поднялся со своего места. Воздух был таким свежим и пряным, что невольно, непонятно от чего, на его губах возникла улыбка. Он поправил темное пальто и поднял воротник, постоял немного, разглядывая дальний конец улицы. На мгновение яркий луч солнца пробился сквозь облака и осветил развалины. Да, туда, дальше, по бульвару, до парка! Там, может быть, он встретит кого-то, кто видел зверя…

Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

Телефонист слегка отвел руку назад и коснулся телефонного провода, свисающего из заплечного мешка. Солнечные лучи переместились ближе, и Телефонист пошел к ним, осторожно ступая по мокрой мостовой.

На заросших травой стенах играли дети. Больше вокруг никого не было.

Он вышел к парку. Парк уходил вниз террасами, отсюда открывался вид на большую часть города. Было видно, как там внизу, в холодной долине, из тяжелой всклоченной тучи льется на землю дождь. Телефонист миновал парк, прислушиваясь и принюхиваясь, и подошел к зданию психиатрической лечебницы.

Психиатрическая лечебница мало пострадала от произошедших в последние месяцы катастроф – парадная дверь сохранилась, даже краска на ней не облупилась.

– Хорошее место для засады, – подумал Телефонист.

Потом он увидел ведьму. Ведьма стояла на балконе второго этажа разрушенного книжного магазина. Вся ее поза вызывала почтение и уважение – она стояла, широко расставив ноги, уперев крепкие руки в бока и немного откинув голову назад.

– Эй, там! Подойди сюда! – крикнула ведьма Телефонисту. Телефонист осторожно прикоснулся к тому месту, где под полой его пальто был спрятан охотничий обрез. Он подошел поближе и взглянул на женщину.

– Да? – протянул он.

– Ты собираешься платить пошлину?

– Пошлину?

– Да, пошлину, раззява!

– Зачем?

– Чтобы беспрепятственно перемещаться по бульвару, ты должен заплатить мне.

– Заплатить?

– Что у тебя там в мешке? Съестное есть что-нибудь?

– Нет.

– А что-нибудь ценное?

– Тоже нет.

– Поднимись, я хочу посмотреть сама, – заявила ведьма.

– Мне пора идти, – тихо произнес Телефонист и пошел прочь от магазина.

– Тебе же хуже будет! – крикнула ему вслед ведьма, – я тебя проучу, – и она отвратительно засмеялась. Телефонист завернул за угол и побрел по улице, заваленной мусором и обломками. Все окрестности теперь были залиты ярким солнечным светом. Небо было глубоким и синим, словно в погожий январский день.

Когда Телефонист проходил мимо здания городского музея, он услышал – тсс, тише, тише, он же нас увидит!

Он продолжил путь, следя краешком глаза за тем, как вымазанные в краске и грязи дети крадутся за ним. Самый старший мальчик то и дело прижимал палец ко рту и показывал куда прятаться. Неудивительно, что когда Телефонист завернул за очередной угол, они потеряли его. Он спрятался от них за бронзовым постаментом.

Дети были разочарованы, но в самый последний момент Телефонист появился.

– …Он мог проходить по этим местам. Вы могли видеть его.

–  Слон?

Телефонист вытащил из мешка потрепанную, испачканную в угле книжку, нашел нужную страницу и ткнул в блеклый рисунок.

– Вот такой.

– Нет, не видели.

– Господин, вокруг вас мухи, – произнес один ребенок, – похоже на колдовство…

– Точно, ведьминых рук дело, – согласились остальные.

Телефонист заметил, что окружен целой тучей противных маленьких мошек, которые тихо-тихо звенели и норовили залезть в глаза и уши. Он попытался отогнать их, но они и не думали исчезать.

– Плохо ваше дело, они вас до смерти могут заесть, – сказал ребенок, – бегите обратно, только не угрожайте ей!

– Лучше бы он ей угрожал, тогда бы они подрались, и может быть она… – уже уходя, услышал Телефонист.

Телефонист накинул капюшон пальто, запахнулся получше, и как можно быстрее направился к книжному магазину. Обратный путь занял у него десять минут. За это время он успел окончательно возненавидеть назойливых насекомых и несколько раз проиграть в уме встречу с ведьмой. Книжный магазин стоял одинокий и пустой, и только ветер шевелил обрывки газет и разорванные книжные страницы. Телефонист пересек перекресток и поднялся по каменной лестнице психиатрической лечебницы. Открыв дверь, он быстро проскользнул внутрь и тот час же захлопнул дверь за собой. Тут можно было перевести дух.

Пройдя по холлу, Телефонист поднялся по лестнице на третий этаж и вошел в первую попавшуюся палату. Он выглянул в окно – здесь даже стекла были целы – и оглядел пустынную улицу. Он был в комнате, расположенной в единственной башне дома. Телефонист стащил со спины мешок, продолжая глядеть в окно, и достал телефон.

Это был старый, изящный аппарат сине-черного цвета, с изогнутой трубкой, с большим диском набора и серебряными рычажками. Телефонист осторожно поставил аппарат на подоконник и снял трубку.

Как всегда сквозь далекие помехи были слышны чьи-то голоса, какая-то мелодия, что-то тихо стонало, шелестело. Все звуки были приглушенными, словно они доносились из-под толщи воды, со дна глубокого водоема.

Телефонист набрал номер и, переведя взгляд на оборванный провод телефона, свисающий до самого пола, стал ждать ответа.

– Чшхсм… – пронеслось в трубке, а потом тихий шепот сказал – слушаю, это ты?

– Я, – ответил Телефонист и рассказал тихому голосу все произошедшее, – что мне делать?

– Ты еще не нашел его? Это плохо. Ладно, вот что ты должен сделать… – тихий шепот просто завораживал Телефониста. Выслушав до конца инструкции, он спросил

– А что с ведьмой?

– Мы позаботимся об… – на мгновение в их разговор вклинился чужой сигнал, какая-то женщина плакала “нет, ты просто убиваешь меня, я не могу так! понимаешь, я не могу так! ты не можешь заставить меня!”, потом мгновение бушевал вальс, и, наконец, секунду в эфире властвовала тишина, а затем Телефонист услышал, – …спокойся. главное для тебя это выследить слона, ты помнишь куда стрелять?

– Конечно, помню.

– Стрелять нужно в грудь или в голову.

– Я знаю.

Телефонист положил трубку и еще раз оглядел улицу. Потом он выполнил необходимые инструкции. Неуклюжие слова не хотели срываться с губ. Повернувшись несколько раз вокруг своей оси, Телефонист вышел из комнаты, спустился в холл и вышел на улицу. Насекомых нигде не было видно.

 

Он шел по серым улицам разрушенного города и думал о том, куда же делось солнце. Еще совсем недавно небо было чистым, теперь его заволокли серые тучи, из которых сочился мелкий дождь. В одном из переулков он наткнулся на стайку детей, которые, завидев его, сразу же убежали прочь с испуганными лицами. Он продолжил брести по опустевшему городу, изредка прикасаясь пальцами к оружию, спрятанному под пальто. Ближе к вечеру он набрел на кафе с разбитой витриной и проник внутрь. Оглянувшись назад, он увидел улицу, и она была погружена в мертвую тишину, в которой был слышен только стук капель по мостовой и жалобный скрип флюгеров. Небо и облака еще светились и на их фоне силуэты домов и деревьев выглядели совсем черными.

Телефонист перелез через стойку, засыпанную осколками бутылок, и встал в проеме двери, ведущей в подсобные помещения. Из темноты повеяло холодом. Он торопливо вернулся обратно и устроился в дальнем углу зала – составил вместе два маленьких столика, а на них положил мешок. Потом быстро поел – у него еще оставалось достаточно консервов – и вытащил телефон.

Приложив трубку к уху, Телефонист не стал набирать номер.

“…ты должен согласиться, мы можем дать тебе все… подумай только, все что ты хочешь за один… нет, ты не понимаешь, куда это все приведет, это не правильно… пусть они сделают это сами, зачем я нужен им…” – голоса становились то громче, то совсем пропадали, то тонули в странных помехах.

Утром у Телефониста было очень странное ощущение. Он никак не мог понять, что он чувствует. Когда раздался телефонный звонок, он уже сделал несколько шагов по мостовой прочь от кафе.

– Да? – сказал он в трубку, холоднея, сам, не зная от чего.

– Теперь мы знаем, где он…– раздался шепот, – …ты должен…

Телефонист выслушал все, что ему сказали, и произнес несколько односложных фраз.

– Ну, вот и все… тебе остается только пойти туда и убить его. Мы очень надеемся, что ты сделаешь все как надо. Хорошо?

– Хорошо.

Телефонист спрятал телефон в мешок и побрел вперед по улице. Было еще очень рано. Он свернул в нужном месте, прошел мимо трамвайного депо, миновал сквер, еще раз свернул и пошел прямо по дороге, ведущей в пригороды. Чем ближе он подходил к месту своего назначения, тем больше волновался.

– Может быть, там вовсе не будет никакого слона, – размышлял он, – может быть, те, из телефона, ошиблись. Они могут ошибаться.

Телефонист шел по тенистой аллее, изредка переходя с одной стороны улицы на другую.

 

Телефонист встретил крестьян у церкви. Это были приземистые люди с загорелыми лицами. Некоторые сидели на пороге храма, несколько человек бродили за воротами кладбища.

Телефонист замер. Яркий луч солнца пробился сквозь серые тучи и осветил кладбище, которое уходило вниз по холму и снова поднималось по склону следующего холма наверх. Редкие деревья поднимались между фамильными склепами и каменными статуями, установленными на месте погребения. Луч пробежал по земле, разорвал туманную завесу и осветил нечто белое.

Телефонист непонятно от чего пригнулся, огляделся, и прижал руку к обрезу под пальто. Его глаза перебегали от одного человека к другому.

– Неужели они ничего не видели? – подумал он удивленно.

Разрыв в небе медленно закрылся, и солнечное сияние угасло, оставив людей в холодном дождливом сумраке.

Телефонист, все так же пригнувшись, двинулся к воротам кладбища. Крестьяне не обратили на него никакого внимания. Он прошмыгнул между створками и двинулся по узкой тропинке вниз по склону. Скоро готическое здание церкви исчезло из виду, и Телефонист шел один между высокими, серыми могильными барельефами. Абсолютная тишина и покой окружали его. Высохший плющ покрывал некоторые из склепов, по каменным лицам статуй стекали капли воды.

Телефонист огляделся, он ушел уже довольно далеко от церкви и по его расчетам слон должен был быть где-то здесь. Зазвонил телефон. Телефонист чертыхнулся.

– Да?

Женский голос пел какую-то арию. Кто-то противно рассмеялся.

– Кто это?

Телефонист помедлил.

– Я не могу так работать, не мешайте мне.

– ..Мы хотим убедиться, что ты выполняешь свою работу, как следует. Ты должен помнить, что тебя ожидает удивительная награда, если ты убьешь слона…

– Зачем он вам?

Шепчущий голос помедлил.

-…Представь себе, что этот слон переступил все законы слоновьего царства, и другие слоны не могут терпеть его рядом с собой…

– Понятно, – произнес Телефонист.

 

Он поставил телефон рядом с чугунной оградой могилы и, вытащив обрез, пошел вперед.

Он увидел слона рядом с обветшалым фамильным склепом, на крыше которого располагался целый ансамбль статуй.

Слон был очень похож на одну из статуй. Он был чуть больше обычного человека, с серой, почти мраморного цвета кожей. Два больших крыла, словно испачканные в цементной пыли, закрывали его руки, грудь и ноги. Телефонист видел его лицо с большими печальными глазами, всматривающимися в пелену дождя.

Телефонист прижался спиной к стене склепа. Слон сидел на каменном карнизе и смотрел вдаль. Сейчас нужно хорошо прицелиться. Телефонист проверил, заряжено ли оружие, глубоко вздохнул и осторожно выглянул из-за стены. Слон стоял теперь в полный рост, и его гигантские крылья мелко дрожали. Телефонист увидел его обнаженное тело, ничуть не отличающееся от человеческого. Внезапно слон повернул голову и посмотрел Телефонисту прямо в глаза. Через мгновение слона уже не было. Телефонист видел серую тень, поднимающуюся к облакам. Телефонист сглотнул и бросился обратно, к телефону. Трясущимися руками он поднял трубку и огляделся. В трубке было тихо.

– Что я делаю? – спросил он сам себя.

Он отбросил трубку, словно она была раскаленной. Оглянувшись, он увидел в трех шагах от себя стоящего на земле слона. Его лицо было печально и красиво.

Прозвучал выстрел, и Телефонист с перекошенным лицом отпрянул назад. Он побежал прочь от этого места, думая: “Я убил его…”

Оказавшись рядом с полуразрушенным склепом, Телефонист увидел, как над крышей промелькнула какая-то тень. Он осторожно вошел внутрь и увидел сквозь остов потолка крылатую фигуру. Слон был ранен, красная кровь падала тяжелыми каплями на каменный гроб внизу.

– Ты не причинил мне вреда, – слон не произнес ни слова, но Телефонист понял его.

Телефонист медленно поднял обрез и прицелился. Они долго стояли так, один  – внизу, в затхлом склепе рядом с каменным гробом, другой – над ним, сложив крылья.

– Я привел тебя сюда для того, чтобы обратиться к тебе, – произнес слон, все еще не глядя на Телефониста, – не думай, что тебя послали шепчущие во тьме, чтобы убить меня. Это я послал за тобой.

– Кто ты такой? – спросил Телефонист мысленно.

Слон повернулся и поглядел Телефонисту в глаза. Его взгляд был наполнен необъяснимой силой.

– Ты знаешь, что большая часть людей уже ушла из этого мира. Одни ушли к тем, кто говорит с тобой по телефону, другие превратились в слонов.

– Что это значит?

– Скоро все люди покинут эту землю, осталось немного. Ты можешь принять решение, куда уйти.

По лицу слона пробегали едва заметные волны света.

– У тебя еще есть некоторое время.

Телефонист продолжал стоять, прицелившись слону в голову. Его лицо покрылось крупными каплями пота, руки дрожали. Где-то невообразимо далеко раздался телефонный звонок. Дождь снова усилился, капли стекали вниз по лицам каменных статуй.

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели