Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

«Дьявол уничтожает транспортное судно «Трансгалактики».

«Неизвестное существо атакует корабли в районе червоточины Максвелла!»

«Планета Бейкера обитаема? Институт космических исследований ответов не дает».

Звезда Еленина – «Мой принц с планеты Бейкера»…

Даже любовный роман про эту чертову планету написали! Раздули миф из ничего. Подумаешь, пропали несколько кораблей! Они повсюду пропадают. Только потом выясняется, что система навигации глюкнула, и корабль долбанулся о метеорит. Производители софта молчат, конечно, но мы-то знаем!

А тут… целую легенду сотворили! Все только и говорят, что о червоточине Максвелла, планете Бейкера, черной дыре Инфинити: мол, там поселилось непонятно что. Ничего. Узнаем что там и как, да сделаем нормальную статью, а не эти домыслы черт-те кого.

Там, конечно же, никаких инопланетян и – уж тем более! – дьяволов нет. Ох, чует мое сердце: все эти байки придумывает и распространяет «Альтер». Все остальные верят и летят в обход, а эти спокойно доставляют грузы через Максвелла и становятся самой быстрой грузоперевозочной компанией во вселенной.

Хотелось бы посмотреть на их физиономии после моей разоблачающей статьи!..

Квантовый передатчик на панели тихо пикнул.

Кто там еще чего хочет?

Я ткнул пальцем в голограмму, приказывая передатчику включиться, и откинулся в кресле. Пока эта квантовая пара преобразится, пока сработает расшифровщик передачи в звук…

Но на этот раз все произошло быстро.

– Ты где сейчас? – послышался голос шефа. Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

– «Где, где?» У Форнегута.

– Чего ты там забыл?

– Решил провести выходные на Бейкере.

– Сдурел?

– И ты – туда же? – громко рассмеялся я.

Шеф у нас молодой – младше меня – но думает, что знает и умеет все на свете. Вот и он уверовал в инопланетян с Бейкера.

– Марину Мустафину знаешь? Из «Новостей галактики»?

– Как не знать? Самая красивая баба на головидении.

«И самая тупая», – добавил я уже про себя.

– Заметил, что она уже месяц в эфир не выходит?

– Больше мне делать нечего, как их передачки смотреть! Муть да и только!

– Она месяц назад слетала к Бейкеру. За репортажем. Сейчас – на Марсе вместе с пилотом, которого она наняла.

– И что с того? – перебил его я.

– В марсианском психиатрическом центре. Оба бормочут про какое-то сияние.

– Ну и?.. Тронуться рассудком при пролете через червоточину – не редкость.

– Ты бы их видел! Оба седые, глаза, как…

– Слушай, чего ты обо мне так печешься? – снова прервал я шефа.

– Я же за тебя отвечаю…

– Ты и за себя ответить не можешь, молокосос. Если не я, то кто туда полетит? Кто сделает репортаж и разоблачит этот чертов миф?!

– А если это не миф?

– Послушай, среди штатных сотрудников кораблем умею управлять только я. И у меня есть, черт подери, этот корабль! Так что или репортаж сделаю я, или конкуренты успеют раньше нас. Жди материал к понедельнику. Всего хорошего.

Я отключил связь.

Достали! Все в последнее время будто свихнулись на этом мифе!..

Нет, оно понятно: люди выбрались в космос, а там – никого. Никаких инопланетян и никаких доказательств, что они вообще когда-либо существовали. А человеку постоянно надо что-то придумывать: инопланетян, Бога, дьявола – не важно. Лишь бы пофантазировать. Ничего, я докажу всем, что они ошибаются!

Яхта, доставшаяся мне в подарок от старшего брата, медленно становилась на траекторию входа в червоточину. Вот она, дырка в пространстве. Сияет, словно внутри миллиард светлячков копошится. Будто реально оболочка порвалась, а из-под неё голая вселенная видна. Наверное, она привлекательна, вселенная. По крайней мере, когда вижу эту дырку, всегда чувствую возбуждение.

Ну, вперед! Как сказал Гагарин: «Поехали!»

Я ткнул пальцем в голограмму управления, и яхта устремилась вперед.

Мгновенье – и червоточина исчезла, а звезды на небе рисовали совсем другие картины. Переход – это всегда доля секунды. Раз – и ты на другом краю галактики. Но каждый раз в память будто что-то добавляют. Какие-то замысловатые мыслеформы, которых не может существовать в реальности и которые невозможно описать. Что-то похожее на лица, какие-то совершенно чуждые мысли вроде «где мой галстук?» при том, что галстуки мне никогда не нравились. Или «как решить теорему Файзера?» при том, что математику я никогда не понимал.

Говорят, что внутри червоточины свойства пространства такие, что она собирает в себе мысли всех, кто через неё проходит, а потом раздает их тем, кто летит через неё после. Может, кто-то и мои мысли поймает? О придурке-шефе, о надоедливой бывшей, о планете Бейкера и репортаже?..

Вот она, сине-красная красавица. Инфинити. И вправду ассоциируется с бесконечностью. Она распростерлась прямо подо мной и, казалось, заняла собой всю вселенную. Красный аккреционный диск уходил вдаль и формировал что-то наподобие горизонта в бесконечном космосе. Ближе к центру он становился фиолетовым, затем синим, а посредине – абсолютная, беспросветная тьма, поглощающая все и не щадящая ничего.

Три звезды, каждая из которых раз в десять больше Солнца, на фоне черной дыры выглядели маленькими и никчемными шариками для гольфа, стоящими на своих золотистых подставках в ожидании, когда Инфинити выпьет их до конца.

Я проверил противорадиационные щиты и снова взглянул на центральный монитор. Ни Форнегут, ни Келайла, ни другие черные дыры и рядом не стояли с Бесконечностью. Где-то там, на орбите одного из батареек-солнц, покоится Бейкер. Как бы приблизиться по максимуму, но при этом не влететь во временной сдвиг? А то вернусь назад, а мой двадцатипятилетний шеф уже помер от старости.

Я ввел данные в компьютер и дождался, пока тот просчитает все переменные и выдаст результат. Оказалось, вполне возможно подойти достаточно близко и наделать снимков, доказывающих, что планета действительно необитаема.

Да блин, какие здесь инопланетяне?! Радиационный фон такой, что кто угодно откинет копыта! А если бы на Бейкере кто-то и жил, то из-за временного сдвига они сейчас были бы на уровне развития питекантропов.

Так, по показаниям приборов можно подойти к планете даже ближе, чем я думал. Тогда поехали!..

Клик по голограмме управления – и одно из маленьких на фоне черной дыры солнц медленно поплыло на меня. Этим можно было любоваться вечно: величием вселенной перед крохотным человечком, решившим познать её тайны. И пусть говорят, что я бесчувственная сволочь, думающая только о работе, но здесь, рядом с бесконечностью, что-то внутри будто просыпается и рвется наружу. Что-то древнее, забытое, дикое.

Глаза начали слепнуть, и я установил затемнение, затем приготовил зонд с камерой и дал ему сигнал на отлет.

Синее свечение резко ударило по глазам. Что за хрень?! Откуда оно взялось?! Герметичная обшивка способна защитить от любых излучений, но вспыхнуло, будто внутри корабля.

Неужели поломка? Если противорадиационный щит сдох, мне гарантирован конец.

– Диагностика! – прошептал я, пытаясь открыть глаза.

– Все системы корабля в норме, – ответил приятный  женский голос компьютера, – но неизвестная магнитная аномалия притягивает судно к планете Бейкера.

Что? Если хоть на пять минут попаду под временной сдвиг – там, в остальной вселенной, пройдут годы, а то и десятилетия!

– Выбирайся! – мой голос сорвался на фальцет.

– Не могу, – ответил не умеющий волноваться корабль. – Для преодоления притяжения мощность двигателей недостаточна.

– Врубай двигатели на полную!

– Они уже запущены на полную мощность. Не считай меня идиоткой!

Зачем было грузить в бортовой комп эти человеческие фразы?..

Ладно, не важно. Главное – выбраться. Я медленно открыл один глаз, затем второй. Весь обзорный экран занимала звезда. Красная, горячая, разбрасывающая протуберанцы. Её поверхность постоянно двигалась, и только теперь я услышал звук. Он уже долгое время царил в ушах, но воспринять его удалось только сейчас. Тихий шепот, пронизывающий макушку и проникающий напрямую в мозг.

«Ты нужен нам».

Нет, меня глючит. Точно глючит! Зараза! Гравитация, радиация, чужие мысли, запутавшиеся во вселенском потоке? Черт его знает, что это! Но не звезда же со мной говорит!

А если попробовать отстыковать кабину, скинуть лишнюю массу? Может, так получится выйти из гравитационной области? Что скажет на это компьютер?

Я повторил запрос вслух.

– По моим расчетам, кабина не сможет покинуть область притяжения, – ответил комп.

Зараза! Но ведь должен быть выход!

Тем временем на экране появилась планета. Совсем необычная планета. Она имела вытянутую форму и походила больше на мяч для регби, чем на шар. Гравитация звезды и Инфинити тысячелетиями растягивали её. Вот только почему не разорвали? Одно существование этой чертовой планеты противоречит законам физики!

И почему меня тянет именно к ней? Не на звезду, не в черную дыру, а на планету?

Единственный вариант, пронесшийся в мозгу, шокировал и обнадежил одновременно.

Планета обитаема! Причем её обитатели настолько развиты, что смогли подчинить себе гравитацию черной дыры!

Значит, они все были правы. Здесь, черт его дери, действительно что-то есть! Как же я ошибался! А ученые из-за временного сдвига так и не смогли нормально исследовать Бейкер.

Стало страшно. Какие они, эти существа? Агрессивные? Нет, это вряд ли. Разум с таким уровнем развития не может быть агрессивным, а будь он таким – уже давно уничтожил бы человечество. Но если он есть, почему мы никогда не находили их следов во вселенной? Они по каким-то причинам не могут покинуть эту систему? Или не хотят?

Голова закружилась, начало клонить в сон. Все стало таким далеким: и сдвиг во времени, и эллипсоидная планета, и её возможные обитатели. Как бы эффективно ни защищали экраны, организм чувствовал изменение течения времени и изо всех сил пытался отключиться.

– Нельзя спать! – я с размаху хлопнул себя по щеке и почти не почувствовал удара. Рука была словно сделана из поролона.  Если усну – точно не выберусь. А впрочем, даже если не усну – шансы на то, чтобы покинуть это место, равны нулю.

Все вмиг стало до лампочки. Хотелось лишь закрыть глаза и распластаться в кресле. А планета приближалась. На экране возникла её изборожденная оранжевыми жилами поверхность. То здесь, то там что-то вспыхивало.

Вулканы. Сплошные вулканы! Что могло здесь выжить? Вспомнилась казавшаяся раньше бредовой теория какого-то ученого, который говорил, что в черной дыре есть область, где течение времени равно нулю и законы физики не работают. Там, по его словам, могла быть жизнь, но настолько отличная от всего известного человеку, что нам не дано её понять.

Да, прежде это казалось полнейшим бредом. Но сейчас, когда неизвестная сила тянула мой корабль к планете, которой в принципе не должно существовать, представления о реальности менялись с каждой секундой. И маленькой, незначительной песчинке – человеку – не дано понять её суть.

Перед глазами все размылось, поплыло. В ушах воцарился белый шум. Веки медленно наползли на глаза, скрывая за собой пейзажи планеты. Наступил покой.

А затем я резко вскочил. Все произошедшее – путешествие через червоточину, синее сияние, зловещее притяжение – на мгновение показались сном. Но взгляд тут же упал на голограмму монитора, которая демонстрировала виды чужой планеты.

Лава, повсюду лава. Много лавы. Она вырывалась из-под растрескавшейся земли и оранжевыми ручейками поднималась ввысь. Небеса были покрыты серым клубящимся дымом, но даже через него отчетливо просматривалась Инфинити.

Сине-красный аккреционный диск, простирающийся через все небо, был размытым и нечетким, но дыра виднелась хорошо. Будто зависший в небесах глаз, она смотрела со своей высоты и ожидала, что сделает маленький человечек, попавший в плен к самой вселенной.

А человечек тем временем ругался матом и с силой ударял руками по приборной панели.

Посылать сигнал о помощи – бессмысленно, снаружи – радиация и вулканы, запасов пищи хватит от силы на месяц, а батарея щита сядет еще быстрее, отдав меня на потребу чертовой радиации!

– Блин! Зараза! Да сдохни же ты! – мои руки раз за разом ударяли по коленям.

Моя яхта превратилась в маленький металлический гробик на планете, к которой вряд ли кто-либо когда-нибудь прибудет!

Даже если мне удастся отсюда выбраться, за часы, проведенные мной здесь, там пройдут десятилетия! Хренов временной сдвиг! Хреново мое упрямство! Надо было слушать шефа и всех остальных! Зараза!

Выплеснув гнев, я откинулся в кресле и отрешенно смотрел, как ручьи лавы медленно поднимаются в небеса. На горизонте горел огромный оранжевый солнечный диск, а от него к Инфинити шла тонкая оранжевая струя.

Черная дыра все пожирает и никого не щадит. А я стал очередной её жертвой!

Но меня посадили на эту планету. Не отправили в Инфинити, а посадили. Значит, тут должен быть тот, кто это сделал, и он явно не хочет моей смерти.

– Корабль, мы можем взлететь?

– Двигатели в порядке, но взлет невозможен по неизвестным причинам.

Я поднялся с кресла и прошелся по кораблю, разминая ноги. Главное – не паниковать. Может, стоит надеть скафандр и выйти наружу? Вера в то, что здесь кто-то есть, усиливалась с каждым мигом. Казалось, что нечто наблюдает за мной сквозь корпус корабля, из черной дыры над головой, с плавящейся поверхности планеты.

Черт с ним! Все равно сдохну!

Я снял комбинезон, забрался в прозрачную кабинку, поднял руки и почувствовал, как густая жидкость медленно обволакивает мое тело, а затем твердеет, превращаясь в скафандр. Нано-роботы этой субстанции анализировали работу систем  моего организма и создавали условия, необходимые  для  их поддержания в норме в условиях агрессивной внешней среды. Если, конечно, их самих не убьет чертова радиация!

– Формирование скафандра завершено, – сообщил компьютер.

Что ж, пора поздороваться с Бейкером.

Я прошел в круглую пустую кабинку переходного шлюза, дверь которого герметично закрылась за мной. Щиты изменили форму, насосы откачали в корабль драгоценный воздух, а затем в обшивке открылся люк…

И меня чуть не бросило вверх.

Твою ж систему! Хоть скафандр и изменял массу, подстраиваясь под притяжение планеты, но находиться под действием такой высокой гравитации он явно не был рассчитан. Центр тяжести сразу переместился, удерживая меня на поверхности планеты.

Дождавшись стабилизации, я сделал шаг вперед, и звук его разлетелся по округе оглушительным рокотом. Никогда прежде я не слышал такого громкого эхо! Оно не стихало, а нарастало с каждой секундой, уносилось ввысь, а там множилось в миллионы, миллиарды раз.

Стало жарко. Системы жизнеобеспечения скафандра трудились во всю, всасывая мой пот и перерабатывая его в кислород.

А как тут не вспотеть? Под ногами – растрескавшийся базальт, вокруг, сколько хватает глаз – вулканы и ползущие вверх потоки лавы, создающие впечатление, будто планета кровоточит, а над головой – самый большой исполин во вселенной. Выглядывающее из-за горизонта огромное солнце слепило глаза.

Я поднял взгляд и замер.

Что это? Может, меня глючит? Не бывает же таких случайностей! В дыму над головой виднелось лицо. Огромное человеческое лицо взирало на меня с туманных небес. Размытое, расплывчатое, но ничуть не похожее на клубящуюся тучу. Вот рот, вот глазницы, нос…

Лицо не двигалось. Тучи вокруг него клубились, а оно застыло, как каменное.

Может, у меня действительно начались галлюцинации из-за временного сдвига, гравитации или чего-то еще? Все-таки планета не исследована…

– Есть здесь кто? – закричал я, сам не зная, почему, и мои слова ухватила гравитация, унося их вверх.

Ответа не последовало. Лишь показалось, что треск и хлюпанье лавы в ушах усилились. А может, я попал в черную дыру, и то, что сейчас перед моими глазами – агония тела, медленно разрывающегося на части в пространстве без времени?

Захотелось вдруг вернуться на корабль, пойти на кухню, вкусно поесть, пока запасы не кончились, а потом спокойно прилечь и все обдумать. Я повернулся… и не увидел своего корабля.

Черт возьми, где он?!

Невесомый скафандр внезапно стал слишком тяжелым. Испуг вмиг парализовал горло. Глаза лихорадочно забегали в поисках яхты… и нашли её. Точнее, то, что от неё осталось. Разум до последнего не хотел верить, что это она, но бортовой номер, все еще видимый на коричневой, ржавой обшивке, лишил меня последней надежды.

Впечатление было таким, словно корабль простоял здесь сотни лет. Ржавчина проела огромные дыры  в блестящем еще минуту назад фюзеляже; растрескавшийся, развалившийся на части корпус прямо на глазах обращался в пыль, которая поднималась высоко-высоко в небо.

Но это невозможно! Не может в одной точке пространства пройти минута, а в двух метрах от нее – несколько сотен лет! А раз не может, значит, собственное зрение меня обманывает. Все это – действие гравитации! Даже через скафандр силы тяготения черной дыры, звезды и планеты делают свое дело, заставляя глаза и разум ошибаться.

Корабль все еще должен быть цел. Вот только глаза видели разбитую кучу ржавого железа, которая даже отдаленно не походила на космический корабль.

Я сделал осторожный шаг к нему, включил чувствительность датчиков скафандра и прикоснулся к тому, что когда-то было моим судном.

Жесткий, горячий металл больно укусил меня.

Ну, не может же этого быть! В самом деле, не может! Я то открывал глаза, то закрывал, то оглядывался по сторонам, пытаясь избавиться от видения, но ничего не помогало.

– Боже!..

Хоть я никогда не верил во Всевышнего, но больше обращаться было не к кому. Может, это он? Его лицо смотрит на меня с небес и словно насмехается? Оно обрело цвет, стало более четким, местами на нем даже появились морщины. И от этого оно выглядело еще более угрожающим. Огромная маска висела на фоне красно-синего аккреционного диска, будто издеваясь надо мной.

– Выпусти меня! Выпусти, тварь! – закричал я, пятясь назад.

Удар – и мир перед взглядом кувырнулся. Скафандр мгновенно затвердел, не давая мне расшибиться. Я оказался лежащим в потоке красной лавы, а мой взгляд столкнулся с чужим взглядом. Не знаю, чьим, но ощущение было такое, словно нечто смотрит на меня отовсюду. Кто-то наблюдал за мной, как за цирковой обезьянкой, проникал в голову, перелистывал мысли, потом на миг отпускал, чтобы вновь взяться за свое.

– Нет, ребята! Кем или чем бы вы ни были, меня вам не получить!

Не представляю, почему, но мне вдруг стало смешно. Я сидел в потоке лавы и хохотал, как сумасшедший, отлично понимая, что это – последний смех в моей чертовой жизни, а потому стоит насмеяться вдоволь.

На периферии зрения промелькнула серая тень, но она меня больше не волновала. Что бы здесь ни обитало, забавляться со мной, как с подопытной крысой, я ему не позволю!

– Выродки! – во весь голос крикнул я и поднял средний палец к небесному лицу. На миг мне показалось, что, завидев неприличный жест, оно исказилось. – Отключить радиационный щит!

Хотелось бы видеть их лица, когда радиация убьет меня за доли секунды. Если, конечно, у них есть лица. Любимая игрушка сломалась! А-я-яй!

Но смерть не приходила. Несмотря на то, что радиационный датчик на руке зашкаливал.

– Вы мне и сдохнуть не дадите?! Придурки!

Лицо в небесах словно усмехалось. Теперь оно стало совершенно отчетливым. В пустых глазницах возникли глаза, оформились губы, появились брови, проступила легкая небритость. Оно было мне знакомо, но я ни на секунду этому не удивился. За проведенное здесь время разучишься удивляться чему угодно.

Именно это лицо мне приходилось каждый день видеть в зеркале. Это самое лицо.

Может, ребята, живущие здесь – вселенские художники? И пригласили меня в качестве модели? Вот не думал, что гожусь для подобной работы…

Теней, мельтешащих за пределами поля зрения, становилось все больше. Не хотелось смотреть на них – не знаю, почему, – а они обступали со всех сторон, множились, застилали взгляд. Лицо в небесах, клубы дыма вокруг, кровоточащая лавой планета – все это медленно исчезало, заменяясь сплошной чернотой.

Ну, и что теперь?! Что вы со мной сделаете?! Конечно, смысла всего происходящего мне не понять, но то, что вы меня не отпустите, я знаю точно!..

На долю секунды мне послышались голоса. Тысячи разных голосов – человеческих и нечеловеческих – проникали в сознание и путали мысли. Я куда-то летел. Несся по бесконечному коридору, в котором не было ни стен, ни пространства, как такового. Ни цветов, ни звуков, ни запахов…  но вместо этого было что-то иное, непонятное и пугающее.

– Ты и есть Разум? – спросил я, сам не зная, кого и зачем. Просто почему-то понял, что должен был это спросить.

– Разум. Время. Пространство. Пустота. Бесконечность. Бог. Все и ничего. Какая разница? – ответили мне.

– Ты и есть черная дыра? Инфинити? – я не говорил. Звука здесь, в полнейшем ничто, не могло существовать. Это было что-то другое. Не мысли, не запахи. Нечто непонятное.

– Черная дыра – лишь моя одежда, – ответили мне.

– Тогда что ты есть?

– Разум. Время. Пространство. Пустота. Бесконечность. Бог. Все и ничего, – вновь донеслось в ответ. Это звучало как запись. Сухо, монотонно, будто кто-то лениво диктовал слова в микрофон. Эти слова для него ничего не значили. Но оно знало, что они  что-то значат для меня.

– Ты живое?

– А что есть жизнь?

Так и есть. Прав был тот ученый. В черной дыре, вне времени и пространства, что-то живет. Но что оно, пёс его дери, от меня хочет?

– Что тебе нужно?

– Развитие. Эволюция. Продолжение.

– От меня? Тебе это нужно от меня?

– От всех. До людей жили многие. После людей будут жить многие. Это эволюция.

– Почему ты со мной говоришь? – спросил я.

– Потому что мы – единое целое. По сути, ты говоришь сам с собой. Я создал твою копию в своей памяти очень давно.

То лицо в небе… Это и была копия? Но почему – давно?.. Я ведь только что смотрел на неё!

– Потому что в человеческом восприятии времени это было миллионы, миллиарды лет назад. С тех пор появилось и погибло множество цивилизаций. Вы все нужны мне. И люди, и другие. Мне нужно через кого-то набираться опыта во времени и пространстве, через кого-то понимать время и пространство, которых я лишен. Поэтому я сохраняю всех в своей памяти. Благодаря вам, живущим во времени и пространстве, мне доступны любые точки во времени, потому что все вы – во мне. В моей памяти.

– Миллионы лет назад?.. Я погиб?

– А ты мог выдержать радиацию вблизи черной дыры, когда отключил скафандр?

– Нет, не мог. Не мог, черт возьми!

– Ты смог лишь немного отстрочить свою смерть, замедлив течение времени через меня.

– Значит, это – загробная жизнь?

– Это всего лишь память. Моя память. И твоя – тоже. Потому что ты – часть меня. Мое воспоминание. И я раз за разом прокручиваю свои воспоминания. Это помогает мне развиваться, прикасаться к пространству-времени, управлять ими.

– Значит, я – лишь воспоминание?

Стало холодно, хоть до этого я почти не ощущал собственное тело.

– Одно из любимых воспоминаний, проигрываемое снова и снова. Ты был одним из немногих, кто хотел знать, кто приблизился ко мне, попытался разгадать тайну, не испугался, как многие другие. Ты даже сам изменил течение времени, когда слился со мной. Подсознательно ты этого боялся, и это произошло.

Мир вокруг закружился, начал приобретать очертания. Появились какие-то фигуры, невозможные формы, мысли…

Черт его дери! Подсознательно! Уничтожил корабль! Зараза! Да, черт его дери! Я всегда чего-то боялся! Был неуверенным в себе человечком, который пытался что-то доказать всему миру. Даже останься целым корабль,  выжил бы я? Сомневаюсь.

– Но ты притянул меня к этой планете! Кем бы ты ни был, это сделал ты!

– Нет, – ответили мне. – Это сделал ты сам. Оказавшись рядом со мной, ты смог управлять временем-пространством. Потому что я – нулевая точка, и чем ближе ты ко мне, тем больше можешь влиять на окружающий мир. Я не могу управлять процессами, ведь я – пустота. Это можете только вы, существа, живущие в пространстве-времени. Моя изначальная роль – лишь интерфейс, которым вы могли овладеть. Но, в отличие от вас, я вечен, поэтому существую за счет вас в своей памяти и принимаю решения за счет бесконечных вариаций в ваших разумах. Подсознательно ты хотел узнать больше и был готов ради этого на риск. Ты – очень хорошее воспоминание. Я еще не раз вспомню тебя…

Это был уже голос. Он раздавался отовсюду. Казалось, будто он заставляет вибрировать череп.

Черт, я же не пил! Почему так паскудно? А впрочем… какая разница?

Какого дьявола мне в голову лезут мысли о каком-то всемогущем существе, в памяти которого мы все существуем? О пульте управления вселенной, которым люди могли овладеть, но не овладели. Вместо этого он овладел нами.

Я взял инъекционный пистолет с приборной панели и сделал себе укол. Спустя мгновенье боль развеялась.

Так, а теперь – за дело. Достали своей байкой про пришельцев.

Я откинулся в штурманском кресле своей космической яхты, посмотрел на обзорный экран, где едва заметно мерцали звезды, зевнул, включил компьютер и начал изучать газетные заголовки.

«Дьявол уничтожает транспортное судно «Трансгалактики».

«Неизвестное существо атакует корабли в районе червоточины Максвелла!»

«Планета Бейкера обитаема? Институт космических исследований ответов не дает».

[contact-form-7 404 "Не найдено"][contact-field label=’имя (ник)’ type=’name’ required=’1’/][contact-field label=’оцените рассказ’ type=’select’ options=’5,4,3,2,1’/][contact-field label=’комментарий’ type=’text’/][/contact-form]

Поделиться 

Комментарии

Публикации на тему

Перейти к верхней панели