Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

– Эй! Тук-тук! Есть кто в домике?

Нудный дождик обнажил на одном из валунов тонкую серебряную вышивку и вбил в складки ткани придорожную грязь, сделав их рельефными. Зеленоглазый парнишка с копной непослушных темных волос  плюнул в лже-валун скорлупой и сунул руку в карман за новым орехом.

Вечерело. Редкие прохожие, кутаясь в плащи, торопливо разбегались по домам. Несмотря на уверения мэра о том, что  Разлом надежно охраняется, жители Печального Удела предпочитали после заката прятаться за прочными стенами и крепкими запорами. В Ночь Слияния Трех Лун окрестности всегда становились  неспокойными.

Девушка застонала, откинула плащ и испуганно посмотрела на незнакомца. Но юный возраст и веселое любопытство на симпатично-веснушчатом лице несколько успокоили. Она робко улыбнулась, включая на полную мощность магию женского обаяния стопроцентной блондинки.

– Где я? – захлопала она пушистыми ресницами.

– Ну, ты и набралась, мать! – уважительно присвистнул паренек. – Имя  свое хоть помнишь?

Она помотала головой, и ее кукольное личико с готовностью исказила плаксивая гримаса. Парнишка смачно спрыгнул в канаву, поднимая фонтан брызг.

– Давай, поднимайся. Не дело на улице ночью оставаться. Увидит какой вурдалак или вампирюга – и поминай как знали.

– Да-да, пойдем.

Девушка испуганно закивала, поторопилась встать, но затекшие ноги подкосились. Она бы упала, если не неожиданно сильные руки очень молодого человека. Парнишка легко перекинул страдалицу на край канавы и, запрыгнув следом, потянул за собой.

Вы начали читать конкурсный рассказ. В конце произведения обязательно поставьте ему оценку!посмотреть условия конкурса

– Здесь недалеко есть трактир, – шмыгнув носом, сообщил он. – Ни бог весть что, конечно. Зато недорого и свидетельство о браке никто не потребует.

– Я не такая! – от возмущения щеки блондинки жарко заполыхали.

Она вырвала свою ладонь и попятилась, сверля обидчика возмущенным взглядом.

– Ну ладно, извини, – невозмутимо произнес он. – Ошибся. С кем не бывает.

И, посвистывая, направился по пустынной дороге. Или не пустынной? Девушка испуганно огляделась. Из плотно закрытых ставней домов не пробивалось ни полоски света. Дождь шелестел все сильнее. Низко над землей пролетела летучая мышь. Черный пес вынырнул из подворотни, сел на пороге ближайшего дома, задрал голову и завыл с надрывом. Ему с готовностью откликнулись все окрестные псы. А потом стихли, будто одновременно лишившись голоса.

– Эй, подожди! – закричала девушка вдогонку.

Парнишка неохотно остановился и выжидательно уставился на нее.

– Ну? – поторопил он, выразительно поднимая глаза на быстро темнеющие небеса.

Девушка догнала его.

– Скажи хотя бы, как тебя зовут?

– Нериш, – пожал плечами он. – А тебе-то что?

– Нериш, спасибо тебе, – девушка мялась, пытаясь подобрать слова. – И если ты поможешь мне, мой отец тебя отблагодарит.

– Ага! – рассмеялся он. – Оглоблей по шее.

– Ну, подожди, – она откинула с головы капюшон и приподняла густую копну слипшихся от грязи волос. – Видишь?

– Немытую шею?

– Дурак, – обиделась она. – Уши острые. Я – эльфийка.

– Ни фига, – уверенно отозвался Нериш. – Уши острые своим отпрыскам любая девка может нагулять. Тоже мне, нашла, чем гордиться.

– Не оставляй меня здесь, – девушку вдруг начала бить крупная дрожь. – Как, ты говоришь, твоя таверна называется?

– Никак. Просто таверна. В этой убогой дыре она всего одна. В центре города есть гостиница «Возрожденный феникс», но ее сейчас заняли подающие надежды кладези скудоумия.

– Кто? – не поняла девушка.

– Да, студенты. Кто же еще? Так как тебя, говоришь, зовут?

– Олди.

– Очень эльфийское имя, – фыркнул Нериш. – Ладно, давай за мной.

Вскоре они подошли к громоздкому двухэтажному строению. Как и окрестные дома, оно было лишено каких либо излишеств, в окна не пробивался свет, а массивные двери заперты изнутри.

Нэриш ухватился за дверное кольцо и загромыхал. Через довольно продолжительное время за дверью раздался ломкий фальцет:

– Чего надо?

– Пусть Святой Еремия благословит сие славное заведение. Усталые путники просят крова и уюта, – заучено буркнул парнишка.

Взывание к Святому невидимого собеседника убедило: считалось, что нечистую силу начинало корежить при одном упоминание светлого имени. Дверь неохотно заскрипела, впуская. Коренастый юноша в балахоне студента Магической Академии каждого поочередно осветил факелом, вглядываясь и окуривая чертогоном. Удостоверившись, что никого не перекосило, он облегченно вздохнул, задвинул обратно засовы и повел путников мимо стойл с жующими сено лошадьми к еще одной двери.

– Хозяин, я их проверил! – весело крикнул студент. – С тебя дополнительная кружка пива.

Шум за дверью на мгновение стих, а затем она распахнулась, впуская подсвеченные клубы дыма. Да такие крепкие, что эльфийка закашлялась. Из табачной завесы вынырнул хозяин и уставился на вновь прибывших. Судя по громадному росту, скошенному подбородку и приплюснутому носу, в нем присутствовала оркская кровь.

– Фруня,  студенту еще одну кружку пива за счет заведения! – оглушающее рявкнул он, а затем грозно вопросил Нериша. – Ну? Чего приперлись?

– Питаться и… – парнишка покосился на девушку и закончил не так, как собирался, – номер переночевать.

– От оно как! – со зловещей многозначностью пророкотал хозяин, заставив Олди густо покраснеть. – А документы будут?

– А то! – важно отозвался Нериш, переходя на орчий диалект, и торжественно вложил в лапатообразную ладонь сначала один медяк, а потом другой. – Оба. Вот тебе людской пачпорт, вот жиновий.

– Хватит  дразниться! – разозлился хозяин. – Не орк я. Что б тебя!

– А документ, подтверждающий это, есть? – вкрадчиво осведомился Нериш.

Здоровенный хозяин испуганно оглянулся, чтобы проверить, не услышал ли кто. Но посетители уже успели утратить интерес к парочке и вели негромкие беседы.

– Ладно уж, заселяйтесь, – проворчал он и вытер внезапно вспотевший лоб. – А жрать сейчас принесу. Угловой столик рядом с кухней свободен. Туда валите.

– Документ сначала покажи, – голос Нериша, утратив всю мальчишескую веселость, прозвучал обжигающе холодно.

– Держи, – хозяин с ненавистью вернул ему один из медяков. –  Похлебка и пиво сейчас будут.

– Стой, – приказал Нериш. – Заверни к нам вон ту служанку.

И он показал на Фруню, которая несла поднос с едой и пиво для встретившего их студента. С ним сидели парень и девушка. Судя по серой рясе, его приятель тоже был из числа будущих магов. Их сотрапезница сидела на краешке стула: опустив долу глазки, выпрямив спинку, сложив ладошки на колени. Накрахмаленный чепец с вздернутыми крылышками, зашнурованная под горло светлая кофточка, темно синяя юбка до пят и ничего из украшений столь милых девичьему сердцу: ни сережечек, ни колечек, ни бусиков. Юная скромница могла дать фору любой монашке… Вот только что она здесь делала?

Повинуясь приказу раздосадованного хозяина, служанка ловко поставила перед Неришем и Олди по две дымящейся миски чесночной похлебки и запотевшую кружку. За соседним столиком недовольно зароптали.

– Думаю, зря ты так, – шепнула Олди. – Зачем нарываться на неприятности?

– Предпочитаешь хлебать похлебку, в которую плюнул орб? – насмешливо приподнял брови Нериш. – А где твоя эльфийская гордость?

– На улице осталась с вурдалаками, – огрызнулась Олди и испуганно уставилась на направившегося к ним студента.

В отличие от встретившего их низкорослого крепыша, этот при худощавой долговязости являлся обладателем по-детски припухлого лица с нежным девичьим румянцем. Зато его голос зазвучал неожиданно по-мужски солидно, басовито:

– Эй, приятель, потолковать надо.

– Потолкуй, – охотно согласился Нериш.

Он ногой отодвинул стул напротив, приглашая сесть.

– Чего надо? Предупреждаю, милостыню не подаем.

– Милостыню? – опешил парень, сбитый с толку.

А затем, понял, что имел в виду Нериш.

Всем известно, что будущие маги в период обучения влачили более чем жалкое существование. О бедности студентов Магической Академии слагали легенды, но тому, кто сейчас подсел за столик Нериша и Олди, эти анекдоты явно не нравились. Нежный румянец на щеках студента превратился в болезненный багрянец.

– Эй, кончай наглеть, – ввязался в намечающуюся ссору крепыш. – Мы люди мирные, но хамства не потерпим. Мы, между прочим, не абы кто. Мы на бюджете учимся, а туда просто так не берут!

Последнюю фразу парень выделил особо. Он, явно, давно искал случай донести эту важную информацию до нежных ушек. И теперь поспешил воспользоваться сложившейся ситуацией. Реакция их подружки оправдала  ожидания: она восторженно уставилась на приосанившихся студентов.

– Какое хамство, господа маги? – взмахнул руками Нериш, скорчив удивленно-расстроенную физиономию. – Моя дама сердца очень захотела кушать. Сами понимаете, бурный вечер, все такое…. Аппетит сильно нагуливается. Без обид. Ну не мог я не пойти ей навстречу. Представьте себя на моем месте. Да неужели бы вы отказали после такого своей нечаянной радости?

Студенты одновременно обернулись на свою соседку. Она потупилась и принялась старательно вырисовывать пальчиком какой-то узор на поверхности стола.

– Вообще-то нет, – судорожно сглотнув, сказал пунцовощекий.

– Вот видите! – обрадовался Нериш. – Кстати, вон ваш заказ принесли. И было изо чего пургу мести… Приятного аппетита, господа маги.

Когда студенты покинули их, Олди, наконец, решилась попробовать похлебку, а потом заработала ложкой так, что зарябило в глазах.

– А ты, что не ешь? – спросила девушка, когда тарелка опустела.

Нериш с явной неохотой запихнул в себя ложку супа, которую тотчас же запил несколькими жадными глотками пива.

– Я после девяти не ем, – заявил он. – Фигура. Все такое…

– Что? – удивилась девушка.

– Растолстеть боюсь. Понятно? – разозлился Нериш. – Предрасположенность у меня к этому есть. Мать, знаешь, какая у меня толстуха была? А про отца так совсем молчу. Вот и ограничиваю себя в пище. Будешь мою похлебку?

Девушка застенчиво кивнула, за что сразу же была вознаграждена еще одной порцией бульона с маленькими кусочками мяса и огромным количеством чеснока. По мере насыщения  ее движения делались все неторопливее. И вот она уже начала зачерпывать суп в пол ложки и подолгу полоскать рот, прежде чем проглотить. Впрочем, парнишка ее не торопил. Внимательно оглядев мирно гудящий зал, он снова поманил хозяина.

– Чего еще? – недружелюбно прорычал он.

– Ванну в номер. Да вода чтобы горячая была. И мыло.

Олди побледнела. Ложка выпала из внезапно задрожавших рук.

– Борзеешь, дружище, – угрожающе насупился хозяин.

– Не жлобся, заплачу. Держи монетку, – Нериш перебросил ему медяк, который еще недавно забрал, и снова перешел на оркский диалект. – И шибче копытами вороши, иначе забиру повторе.

Смачно плюнув под ноги, орк удалился, бормоча ругательства под нос.

– Доедай и поднимайся наверх. Советую без меня в трапезной долго не засиживаться. Хозяин тебя проводит, а я скоро вернусь, – сказал Нэриш девушке и скользнул к выходу.

 

Дождик разошелся не на шутку. Кровавая Леди набирала силу. Даже тучи не мешали ей бросать на размокшую землю зловещие блики. Пока скрытые пеленой облаков к ней навстречу с разных сторон двигались желтая Шальная Ведьма и синяя Призрачная Дева. Пути ночных светил пересекались раз в шесть лет. Длилась эта встреча недолго, всего час. И в этот час обычно бездонно черный Разлом начинал полыхать всеми цветами радуги, становясь вратами в другие миры. Далеко не всегда дружественные. В такие дни магическое патрулирование Разлома усиливалось в разы, а простые жители межмирового пограничья прятались в своих домах-крепостях. Не случайно сегодня на улице не было ни души. В смысле смертной…

– Упустили эльфийку? – хриплый простуженный голос звучал из-за  угла таверны. – Если к полуночи не будет жертвы, я тебе клыки повыбиваю!

Нериш подкрался ближе. Субтильного вида парень с крыльями летучей мыши стоял перед широкой лужей и пялился в багровое отражение луны.

– Вам нет причин волноваться, господин Мракус, – залебезил он. – Она из кареты где-то по дороге выпрыгнула, да в канаву, похоже, угодила. Весь день в отключке провалялась. Да и еще в воде проточной. В таких условиях даже вы след не сразу взяли бы. Зато теперь я ее засек. Здесь она. В таверне на втором этаже с каким-то недорослем зависает. Так что, проблем не будет. К затмению все сделаем, как полагается. Прямо в таверне все и проведем: узорчик начертаем, девицу как надо разложим. Вам только и останется: прибыть, ножичком куда надо ткнуть да слова заветные сказать.  А потом еще и мальчонкой закусить-подкрепиться сможете, пока наши прибывать будут.

– Смотри мне, Эргус! Конец света мне сорвешь, я не посмотрю, что ты сын моей сестры.

– Как можно, господин Мракус!  Не извольте беспокоиться, господин Мракус.

Как долго еще Эргус лебезил, глядя в мерцающее багровое марево, Нериш не знал. Да, ему больше и не нужно было.

 

– Эй, ты там как? – Нериш громко постучался в запертую дверь.

Шум в коридоре заставил его обернуться.

Из соседнего номера, хлопнув дверью, выскочила девушка. Та самая, что делила ужин с двумя студентами. Вот только волосы, до этого скрытые под чепцом, теперь струились по ее плечам серебряными волнами, а шнуровка на кофточке была распущена. Он улыбнулся в ответ на  заговорщицкое подмигивание. Сверкнув черными, как ночь, глазищами, юная прелестница стремительным вихрем промчалась мимо и устремилась вниз по скрипучей лестнице.

За дверью возник шорох открываемого засова, а затем торопливый шлепающий звук убегающих ног. Выждав некоторое время, Нериш распахнул дверь и огляделся.

На деревянном полу отчетливо виделись мокрые следы. Пройдя через  небольшую прихожую в комнату, Рок хмыкнул. Воды в лохани осталось на самом донышке, зато вокруг все было основательно залито, а одежда эльфийки валялась в самом центре серо-бурой лужи. Виновница этого беспорядка  пряталась под грудой одеял на кровати.  Синющие глазищи девчонки испуганно отслеживали каждое движение и жест Нериша.

Парнишка скривился.

– Олди, у тебя от эльфийки только уши или колдовать тоже умеешь?

– Могу. А что? – пискнула она.

– Лужи бы высушить надо.

– Зачем? Сами высохнут.

Эльфийка настолько удивилась, что опустившееся одеяло явило на свет отмытое личико – разрумянившееся и довольно симпатичное.

– Пол деревянный. Вода протечет и польется прямо на столы, – терпеливо объяснил Нериш. – Или тебе посетители таверны чем-то не угодили?

– Ой! – испугано пискнула Олди и что-то забормотала.

Вода в лужах забурлила, и помещение заполнил горячий пар. Номер теперь стал напоминать баню. Сморщившись, Нэриш подошел к окну и приоткрыл ставни, впуская свежий воздух с улицы. Через пару минут температурный режим нормализовался, а на полу остались лишь темные разводы и грязная кучка белья.

– А платье себе почистить сможешь? – поинтересовался Нериш.

Та расстроено покачала головой.

– Не умею, – призналась она. – Я владею немножко магией стихий, немножко – магией жизни. А прикладной магией никогда не увлекалась. Для этого у меня были служанки.

– Понятно, – хмыкнул Нериш, подходя к кровати.

Олди вся сжалась. Парнишка сорвал одно из одеял, оставив ей еще парочку. Завернув в него ком грязной одежды, он брезгливо поднял его и двинулся к дверям.

– Ты куда? – испуганно спросила она.

– Спи, давай, – небрежно бросил он, и глаза девушки послушно закрылись.

Нериш вышел в коридор и подошел к двери, из которой недавно вылетела белобрысая девчонка.

– Какого черта, Сен, ты заказал еще кружку пива? – услышал он знакомый фальцет. – У нас все было рассчитано. Не хватило всего десяти грошей! Подумать только! Сен, ты полный дебил.

– Оба хороши, – заявил Нериш, входя в комнату с ворохом одежды.

Сбросив грязную кучу на пол, он засмеялся при виде довольно двусмысленного зрелища. Оба парня лежали в кровати под одним одеялом, а их одежда была аккуратно развешена на спинках стульев.

– Эй, ты чего здесь делаешь? – растерянно захлопал глазами розовощекий, которого его приятель-крепыш называл Сеном.

– Малыши-голыши, радуйтесь! Я к вам с выгодным предложением.

Нериш взял яблоко со стола и, откусив от него, ловко бросил в крепыша, который спешно забормотал какое-то заклинание. Охнув, тот схватился за лоб и сбился.

– Говорю, с предложением. Не хватило денег на цыпочку? Могу добавить. Если поработаете малость. Давайте, парни, думайте, пока она далеко не убежала.

– Без лицензии мы не можем предоставлять магические услуги населению, – недружелюбно буркнул пострадавший и потер зарождающий синяк.

– Но ведь одежду вы себе чистите? Давайте, парни. Я видел вашу подружку. Она была так расстроена неудавшимся вечером! Наверняка, сидит сейчас внизу и плачет. И там будет довольно много желающих ее утешить.

Студенты переглянулись. Пострадавший выпрыгнул из-под одеяла и начал торопливо одеваться, путаясь и не сразу попадая в штанины.

– Давай, Сен, займись тряпьем, а я за Ри.

– Почему я? – взвыл Сен.

– Потому, что пива надо было меньше пить… Эй, как там тебя? Деньги вперед.

Когда Нериш невозмутимо вручил десять грошей, студент вытаращил на него глаза:

– Совсем оборзел?

– Больше не могу, – с деланным огорчением произнес Нериш, разводя руками. – Простите, парни. Сам поиздержался.

– Ладно, – выдохнул пострадавший, вырывая медяки из рук. – Сен, за работу. Я быстро. И чтобы, когда мы с Ри придем, этого вертлявого гада здесь не было.

И он пулей вылетел из номера.

– Можешь не одеваться. Ты меня не смущаешь, – лениво произнес Нериш, устраиваясь на освобожденный от одежды стул. – Какой курс, студент?

– Второй, – буркнул тот, брезгливо поднимая женские панталоны.

Пара коротких фраз, легкая испарина на лбу – и темное облачко отделилось от белья. Чихнув, он хотел бросить интимную часть женской гардероба в Нериша, но тот покачал головой.

– Учись быть профессионалом, Сен. Выгладил и сложил.

– За десять грошей!!! – взъярился Сен.

– Что согласился на такую оплату, это твоя проблема. А теперь, как заказчик я имею право пожаловаться на ненадлежащее качество в Гильдию Защиты Прав Потребителей.

– Но у нас нет лицензии на магические услуги! – Сен уставился на него как на полоумного.

– А меня это волнует? – ему в лицо рассмеялся Нериш.

Понимание, во что они с другом только что вляпались, пришло быстро. В Магической Академии с удовольствием переводили бюджетников, обременяющих королевскую казну оплатой за их обучение, на платное еще за меньшие провинности. Скрипнув зубами, Сен провел ладонью по шелковистой ткани. И вот отпаренное и выглаженное изделие легло на одеяло под ногами Нериша.

– Неплохо, – одобрительно кивнул Нериш. – Но медленно. Убыстрись, если не хочешь, чтобы малышка Ри застала тебя за этим. Она может  потребовать таких же услуг и для себя.

Сен ругнулся, но подчинился. Скоро перед Неришем лежала аккуратная горка, а студент устало плюхнулся прямо на пол чуть живой от магического истощения.

– Думаю, для тебя будет лучше, если твой друг не найдет Ритти, – посмеиваясь, сообщил Нериш и направился к выходу.

– Это еще почему? – устало спросил Сен.

– В ближайшие пять-шесть часов ты ни на что больше не способен. Только наблюдать и сопереживать… По мне, так лучше выспаться. Насколько я понимаю, завтра ваша очередь патрулировать Разлом?

И он ловко закрыл за собой дверь прежде, чем подушка впечаталась в нее.

 

Олди крепко спала, свернувшись под одеялом котенком. Так крепко, что не видела, как на высушенном ею полу наливается красным зловещая пентаграмма.

– Луч по В4 подправить нужно, – со знанием дела заметил Нериш, плотно закрывая за собой дверь.

Эргус, до этого любовавшийся своим творением, подпрыгнул от неожиданности, а узнав вошедшего, скривился.

– Чего ты здесь делаешь, Нэриш?

– Как обычно. Обломинго собираю, – пожал плечами парнишка.

– В другом месте собирай. Эльфийка моя, – прошипел Эргус.

Он направился к спящей девушке, и хотел уже откинуть одеяло, но  Нериш не позволил.

– В очередь, приятель, – прошипел он, хватая вампира за грудки и поднимая на уровень своего лица. – Я первый пришел.

Лицо Эргуса скривилось, изображая плаксивую гримасу. Только вот жалобный вид не очень получался на клыкастом лице.

– Кончай, Нериш. Ты же знаешь, наш Клан застолбил себе этот мирок.

– А Клану Теней плевать на ваши столбики. Мы путешествуем, где хотим.

– Мракус будет недоволен, – пискнул вампиреныш испугано. – Слушай, давай не будем друг другу дорогу переходить. Хочешь, я тебе пять унций ее крови отвалю. Девица-то – голубых кровей. У нее папаша – местный королек. И мне для ритуала хватит, и ты погурманишь.

– Я не пью кровь, – пренебрежительно заметил Нериш. – Это пища низших.

– Слушай, ну будь…

– Смертным? – язвительно осведомился Нериш.

– Ты мне все планы рушишь… – начал хныкать Эргус, и оборвал сам себя, увидев, как из него вылетает радужный пузырек.

Ухмыльнувшись, Нэриш открыл рот и проглотил его.

– Ну, ты и гад! – взвился Эргус, бросаясь на Нериша с кулаками. – Своих обкрадываешь?

Но был тот час опрокинут точным ударом в челюсть. Да так, что больше не шевелился. Нэриш бросил задумчивый взгляд на эльфийку. Девушка продолжала спать зачарованным сном.

Удачную все-таки Эркус жертву подобрал. Худенькая, с мальчишеской фигурой, как у вампиреныша.  Да и лицо, если немного подправить…

 

Дверь скрипнула, впуская в комнату ту самую девицу, что недавно убегала от студентов. Она кинула быстрый взгляд на застывшего рядом с кроватью вампира, на продолжавшую крепко спать эльфийку, хмыкнула и уселась прямо на стол.

– Как охота? – полюбопытствовал Нериш.

Девушка взмахнула рукой, и перед ней завис небольшой радужный шарик. Полюбовавшись им немного, она задрала юбку, вытащила из подвязки продолговатый флакон, откупорила пробку, и шарик послушно отправился внутрь сосуда.

–  А у тебя? – поинтересовалась девушка, любуясь на четверть заполненной тарой.

– Три, – хмыкнул Нериш и выпустил на свет такие же радужные шарики. – Было четыре, но один съел. У меня на фоне тотальной защиты от нечисти изжога образовалась. Один чесночный запах чего стоит.

И он брезгливо сморщился.

– Нечестно, – поджала девушка губу, внимательно вглядываясь в них. – Два из них – от моих клиентов.

– Что лишний раз подтверждает – непрофессионально работаешь, малыш, – поддразнил девушку Нериш. – За тебя урожай собираю.

Белокурая бестия обиделась не на шутку.

– Это подло с твоей стороны, – зашипела она. – Партнер называется!

И замерла, когда из нее вылетел радужный шарик.

– Видеть тебя больше не хочу!

Разъяренная девушка соскочила на пол и резко развела руки в стороны.  Вокруг нее заметались тени. Они быстро множились и обвивали ее, напоминая язычки пламени.

– Постой…

Ему не хотелось ссориться. Ритти была прикольная девчонка, хоть временами и вредная до невозможности. Впрочем, как и он сам. Сущность у них такая.

– Есть возможность собрать очень крутой урожай. Предлагаю совместный проект. Считай, ты уже вложилась.

Девушка остановила обращение и с интересом уставилась на своего вероломного напарника.

– Видишь пентаграмму? Сегодня должны открыться врата в этот мир вампирам Мракуса. Эта эльфийка была выбрана в качестве ключа.

– Жаль, – зевнула Ритти. – После Мракуса  уже ничем не поживишься. Мирок был мил.

Нериш взглянул в окно на три луны, сходящиеся друг с другом. Время близилось к полночи.

– И останется таким достаточно долго. Пятнадцать грамм Обламинго – и  Эргус станет неотличим от девчонки. Конечно, это быстро обнаружат. Но пара часов форы у нас есть. Жертвоприношение одного из вампиров, вызовет смуту в семье Мракуса. На некоторое время на всякие завоевания ему придется забить. Будет утрясать дела семейные.

Она замерла, восторженно глядя на приятеля.

– Ну, ты нахал! Решил самого Мракуса обломить? Да он тебя по кускам разрежет, когда найдет.

– Не найдет, – заверил Нериш. – Пока он беситься, мы спрячемся в местной Магической Академии. И эльфийку с собой прихватим. Нам, как  спасителям, за нее бонусы полагаются. Попросимся учиться за государственный счет. В Академии мы будем как за каменой стеной. Незаметно туда никакая нечисть не пролезет.

– Кроме нас, – захихикала Ритти и добавила мечтательно. – А когда страсти утихнут, вернемся домой с таким количеством обломинга, что глядишь, из бесов в демоны загремим.

– Значит, по рукам?

– По рукам, партнер.

Довольные друг другом, они принялись за работу.

[contact-form-7 404 "Не найдено"]

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели