Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Урал…. Периферия, каменный пояс, заводской край страны, начавший дышать при Петре 1! непростая жизнь у этого края, работа каторжная и неблагодарная. Людей сюда свозили на каторгу, кто то бежал как староверы, кто то за лучшей жизнью, из таких была семья Глинянки! Их род происходил из запорожских казаков, поскиталась их семья по разным губерниям российской империи и волею случая дядько Степан Глинянко с женой Марьей перебрались и обосновались на Васильево-Шайтанском заводе! Потом они осели на месте, жили возле завода на Шайтанке, мать вела хозяйство, а отец вскоре на завод устроился кузнецом!

И вот спустя поколений на рубеже нового тысячелетия на Шайтанском заводе проживал потомок тех первых переселенцев казаков, это Николай Глинянко.

Николай имел волнистые русые волосы и густая красивая борода. На пороге нового тысячелетия у  Николая росло два сына Данила и Сергей. Младшему  Данилу  было 15 лет, был он  рослым мальчиком, смышлёным  с раннего детства.  Старший  Сергей был ниже ростом, было ему 18. Разные были мальчишки и у каждого, была своя судьба.

Как-то раз к Николаю приехал друг его детства, погостить  Александр! Увидев и пообщавшись с его сыном Данилой, он предложил свою помощь в устройстве мальчика в жизнь. Долго думал Николай и решил принять помощь.

-Хочешь синку учиться? – спросил

-Да – недолго думая ответил Данилка.

Вскоре приехал друг в дом отца, долго прощались с младшим. Потом выехали на Дербень, там, на московский тракт и помчались в город на телеге заряженной лошадью.

Поступил  Данила в Екатеринбург в духовное училище, не всякий который смог бы попасть туда, а учились там, в основном дети из семей мелкого духовенства. Жил он поначалу у друга отца на окраине улицы архиерейской и болотной. Юноша обзавелся практически сразу друзьями, о будущем он пока не думал, просто мечтал получить образование. Отцу он писал, бывало сядет за стол и целый вечер сочинял, а под утро относил на почту.

Сергей второй сын, так как был старше остался дома и занимался хозяйством курами, лошадями, и по дому ремонтировал. После уже по преемственности от отца к сыну он пошёл по стопам предков и стал кузнецом.  То он пошёл на завод очень рано сначала стал помощником кузнеца, а потом уже стал и кузнецом. Вскоре рабочим перестали давать зарплату, на дворе наступала первая мировая война! Работать стали больше, а зарплата уменьшалась, поэтом люди начали массово покидать завод и бастовать. К ним попал под руку и Сергей, жить стало тяжелей, хозяйство редело, и люди были на пике своей злобы к императору и правительству. С завода его друг Василий, который жил на другом берегу пруда на таишевке, пристрастил к марксисткой литератур, а потом уже стали распространять газету на заводе. Так как это было, незаконно все делалось втайне, узнав начальство это, их могли уволить и отдать в полицию.

Тем временем Даниила уже оканчивал  училище и в дальнейшем он уже решал, куда пойти работать либо дальше по учебе, а это в духовную семинарию. Он был ярым патриотом России и тяжело переживал, что творилась на верхушке власти. К какой либо партии он себя не относил, но коммунистом себя не считал.  Он помнил, как дед ему рассказывал, как император Александр приезжал на Урал, был в родной ему Шайтанке, как он ребенком босиком бежал встречать императора, сколько было радости в людях, люди толпились и кричали «Александр победить» все помнили победы над французами. Был он не долго, да и видно его практически было, но чувство было, как будто Иисус спустился на земля!! Все ожидали улучшения жизни, чтоб не было жестокости на заводах, а то бывало и били, хотя и труд был каторжным ручным, ожидание повышения зарплаты труда! Все это дед рассказывал еще молодому Данилке с таким восхищением,  что он запомнил на всю жизнь. Это был первый случай приезда главы государства на завод, и вот уже Николай второй отрекается от престола, и ходят слухи о захвате власти, что император  арестован и ждет ссуда!

Октябрь осенняя пора, Екатеринбург окунался в настоящую осень, шёл 1917 год и город был весь в слухах. Екатеринбург стал, отрезанным от внешнего мира вместе с телеграфистами забастовали телефонная станция, а потом и почта. Кто-то говорил, что Питер пал, революция подавлена повсюду и только в Екатеринбурге держится власть  советов, Керенский послал войска на Урал. Народ стал бунтовать и волноваться и в такой неизвестности Екатеринбург жил три дня. И только потом  слухи не оправдались. Данила в то время уже закончил семинарию и устроился в школу учителем, у друга отца он уже не жил, а начал снимать комнату в доме у бабульки на Мельковке. Писать письма родным он уже не мог, и времени не было и суматоха мешало всему. Изредка потом только мог отправить краткую телеграмму

-Все хорошо.Работаю.Вы как?!-обыденно но хоть весточка.

К весне сократился подвоз муки и топлива, цены стали расти на рынке, в новостной ленте просачивалась информация о том, как добровольцы конфисковали вещи, деньги у людей среднего и высшего достатка во благо революции, так например, у промышленника Крумнаса конфисковали золото. И таких случаев было много, люди волновались. В конце апреля 1918 года в Екатеринбург был доставлен под стражей Николай Второй, принял Романовых товарищ Белоседов и потом отвез на машинах до дома инженера Игнатьева у которого  и был незадолго конфискован дом. По приезду Романовых дом был обнесен двойным забором и стражей.

Васильево-Шайтанский завод также в октябре 1917 года, местным советом рабочих депутатов объявил себя единственной властью. Жил Сергей на кабацкой улице, все также работал на заводе, с приходом коммунистов он вступил впервые ряды красной армии. С завода они с другом Василием ушли и занялись распространением красной газеты! Масштаб был, увеличен, и пропаганда велась открыто без боязни.

Белые приближались на Урал, поэтому большевики  решились на  расстрел Романовых и  уже летом  в июле,  все одиннадцать пленников под покровом ночи были  жестко расстреляны, ни щадя не женщин, ни детей. А в сентябре уже белые были в столице Урала.  Прожили они в доме Игнатьева 78 дней. Вошли Чехословакии Войцеховского, какое то время дом занимал командующий фронтом чешский генерал, началось следствие убийства. Наш герой Данила захотел вступить в казацкие войска.  Пришёл к штабу чехословацкого корпуса  наш Данила и на немецком сказал, что желает служить в войсках

-Хочешь? Так служи! Нам людей много надо – был дан ответ чехом.

А тем временем и  Шайтанский завод захватили белые, чехословацкие войска с казаками вошли в заводской поселок,  вместе с ними вернулся старый порядок и уклад. Сергей ушёл в подполье, печатал местную большевистскую газету! Жить он стал у друга Василия Березы  на другом берегу пруда на таишевке. Потом по многочисленных доносах их заметили и задержали, обвинили их в запрещенной подпольной пропаганде и измене, пытали и мучили Сергея и его товарищей.  Не сознавшись в содеянном на следующее утро молодые казаки с винтовками привели их вместе с другими активистами на заводскую площадь, где прилюдно их обвинили в измене родины и  расстреляли. Отец тоже попал под следствие как укрыватель и был отправлен в подвал. Узнал он о казни своего Сергея спустя время после тюрьмы. Освободили его уже после отступления белых. Похоронили сына вместе в братской могиле с другими товарищами.

Спустя год белых на Урале, красные начали наступать. Белочехи сдавали позиции. Красные приближались на Урал, с победами большевиков приходили новости из фронта, о зверствах красных, вот что например писали в местной газете: в деревне Сивакова красноармейцы расстреливали крестьян, насиловали женщин не щадя даже и семей красноармейцев при этом еще расхищали и громили имущество. Рассказы о зверствах  не осталось без внимания музыкальных училищ и школ. Почти все преподаватели музыканты бежали за пределы России. С чехами сбежал и инженер Игнатьев, который позже и был похоронен в Праге, также с белыми сбежал и известные торговцы Амуфаровы сначала на дальний восток, а позже уже и в Японию. Также много еще ушло знаменитых и богатых, уважаемых в народе людей.  С ними был и Данила, отправив короткую телеграмму отцу

-Уехал в сибирь – он отправился.

Добравшись до Сибири, он совсем слабый от болезни малярии в дороге еще заразился и тифом, а потом уже получил воспаление легких. Обратившись в ближайшую земскую больницу, он там лег, ему стало так плохо что врачи не надеялись его вылечить . от безысходности он отправился в ближайший крупный город, но по дороге он скончался. Где он похоронен так никто и не знал, остался он в памяти у близких как без вести пропавший.

Остался один дед Николай одинешинек, бывало, поставит он самовар сядет возле окна и молчит по долгу. Оживился он, только придя на кладбище, старик вспоминал детей и ждал….

Вот так закончились две дороги ……………

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели