Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Я, как обычно, не работал, хотя и был на работе. Должность хранителя фондов урюпинской городской библиотеки не очень способствовала трудовым свершениям. Сиди себе тихо-мирно, никого не трогай тебя никто не тронет, да делись человеческим теплом с бездушным холодным деревянным стулом городской библиотеки, куда заходит полтора землекопа, то есть человека.

Занятие по престижности где-то в конце табели о рангах, зато оно позволяло иметь доступ к литературе и обеспечивало массу свободного времени, которое можно было использовать для профессионального, а также личностного роста и решению сложнейших задач.

Оставалось только придумать себе эту цель и тогда всё было бы замечательно. Уж тогда я бы начал стремиться, превозмогать и вершить подвиги. Пока же из достижений было только получение паспорта на имя Виктора Алексеевича Опарина в далекой юности и диплом филолога в недалеком прошлом.

Как захватить мир с таким вот нехитрым набором я решительно не мог представить. Пока же я владычествовал над сотней стеллажей, архивной коллекцией собраний сочинений давно забытых писателей и подшивки журналов “Советский колхозник” с 1959 года.

Так я и предавался размышлениям о смысле бытия неудачника, попутно наводя порядок и составляя никому не нужный каталог того бумажного хлама дремучего года выпуска, когда в руки мне попала книга. На первый взгляд книга была заурядной, с обложкой, страницами, названием. Самая обычная книга из чёрной кожи, шестьсот шестьдесят шесть пергаментных страниц, на обложке загадочной вязью готическим шрифтом выведено “Некрономикон”.

Интересное название, интригующее и манящее. Очередная подделка, сейчас такие модно делать. Такая книга действительно может стать лучшим подарком. Тут тебе и загадочность, и антураж, и дороговизна. Может, действительно её к себе унести? В каталоге-то её нет, значит никто её не хватится. Но не стоит, во-первых, её некуда пристроить в той будке, которая по недоразумению считается комнатой коммуналки, которую я снимаю, а, во-вторых, у соседей, которые проживают в соседних будках могут возникнуть на неё свои далеко идущие планы. С тяжелым вздохом пришлось пристроить её на место и сделать пометку аккуратным почерком в длинном списке: год выпуска — не указан, количество страниц — шестьсот шестьдесят шесть, издательство — не указано.

А вот если бы она была настоящей. Эх-х-х, во всех приключенческих романах такой подарок судьбы предвещал чертовски интересный поворот жизни героя. “Г-Е-Р-О-Я”, не просто человека, а именно “г-е-р-о-я”. Как же хочется перестать быть обывателем, массовкой, несчастным штурмовиком, которого избранник таинственных сил использует в своих целях.

Только я закончил оформлять трактат, как в помещение зашел какой-то незнакомый тип.

— Добрый день. — поздоровался он, — Могу я увидеть Виктора Алексеевича?

— Да, он  — это я, — осторожно ответил, а внутри от нахлынувших предчувствий начала звенеть какая-то невидимая струна, — Чем могу быть полезен?

Пока я это говорил, в голове с легким топотом мчались мысли, как этот человек прошел в закрытую библиотеку, почему я не слышал скрипа паркета, по которому даже мышь бесшумно пройти не может.

— Книжечка у вас хорошая, — продолжил он, — наверное, трудно с такими обращаться?

— Увесистая, — согласился я, — гербарий можно отлично засушить.

Выражение его горбоносого лица выразило некоторое недовольство ответом.

— Как-то вы не очень трогательно отзываетесь о таких раритетах, всё-таки очень ценная книга, возможно представляет интерес для многих личностей. Кстати, никогда не думали о том, что у вас в руках находятся огромные возможности для устройства своего мира.

Интересный коленкор, о чем это мне задвигает этот странный товарищ? Не похож он на обычного посетителя. Вот не сойти мне с этого места, не интересует такого типа людей годовой абонемент в библиотеку. Не того полета эта птица с большим клювом. А может это проверка из нашего министерства?

— Да какие тут богатства, — начал я, — сидишь себе всякое старье никому не нужное перекладываешь. У нас даже ворам делать нечего, если такой по неосторожности заглянет, то оставит мелочь на тумбочке и в слезах уйдет.

Кажется, неуклюжая попытка свести всё на шутку не очень вышла. Выражение лица гостя не изменилось, сохраняя холодную заинтересованность в чем-то мне непонятном.

— Вы, кажется, — спокойным, но ледяным тоном продолжил посетитель, — делаете вид, что не понимаете. Это, конечно, рассудительно, но в данном случае совершенно не нужно. Никаких коварных планов относительно Вас я не вынашиваю, подставить или как-то по-другому испортить столь никчемную жизнь не хочу. Да и что можно взять с человека, который живет в комнатушке, практически на шее мамы с папой. Только если в качестве зиц-председателя, да и то сейчас это бесполезно, вы ж всех сразу сдадите оптом и в розницу на первых допросах.

Сложно сказать, что было больше обидного в словах незнакомца, то ли внушительный перечень обвинений, то ли то, что это было правдой, от первого до последнего слова. Да, я никогда не был в первых рядах. Обстоятельства вечно складывались так, что даже если я что-то делал, то это оставалось незамеченным.

А горбоносый незнакомец между тем продолжал.

— Я предлагаю Вам отличную возможность изменить своё будущее. Махнуть не глядя свой мир на другой. Приключения, подвиги и Высшее Знание, заманчиво, не правда ли? Мне срочно требуется чернокнижник.

Прежде чем разум успел сказать своё веское “А что мне за это будет?”, тело успело утвердительно закивать головой,  а губы раздвинулись в довольной, но очень глупой, улыбке.

Несмотря на все несчастья, которые со мной происходили, я всегда верил в свою исключительность и особенность. С самого раннего детства мне были знаки. Вспышки неожиданной интуиции, чтение мыслей людей, даже звери на меня не кидались. Неужели всё это не просто так? Неужели действительно появился шанс, да такой шанс, которому позавидовали бы все знакомые.

— Отлично, — незнакомец правильно истолковал мою реакцию, — рюкзак собирать не надо, так что отправляемся немедленно.

Казалось по всем кабинетам было слышно, как в моей голове строились воздушные замки, да, может я и не сразу стану великим магом, но это не беда, месяц-другой я смогу и потерпеть, главное добраться до нужной информации, а уж там дело техники, врожденные способности вместе со старательностью должны привести меня на вершину славы.  

Процесс перехода оказался малозаметным. Без дыма, пламени, эффектных заклинаний, появляющихся порталов и иных спецэффектов. Вот мы стояли в библиотеке, а потом как-то сразу оказались в … библиотеке.

— Проходи, располагайся, осваивайся. Это тебе будет нетрудно, библиотеки во всех мирах одинаковые. Так что чувствуй себя как дома собственно, это и есть твой дом, в подвале есть каморка с тюфяком, еду сможешь готовить у печки, думаю не отравишься. Удобства во дворе, если узнаю, что для удобств бумагу используешь, выпорю. Да, и выбрось ты эту книжку наконец, что ты в неё вцепился, обычная стилизация под старину.

— Как это дома? Разве мне не полагаются отдельные пусть не хоромы, но хотя бы палаты? — моё возмущение сталью проявилось в голосе. Никогда не думал, что способен разговаривать таким тоном.

Глаза колдуна (к гадалке не ходи, это же самый настоящий колдун) заблестели.

— Если каждому библиотекарю хоромы выдавать, то помещений не напасешься.

— Так ведь не простому библиотекарю, а чернокнижнику, — попытался вразумить своего будущего учителя, — не зря же вы меня из иного мира притащили.

Реакция колдуна была неожиданной. Он захохотал, причем не демонически, не злодейски, не злорадно, а просто, как сказали бы в давних патриотически-воспитательных рассказах, по-ленински, так душевно и человечно.

— А ты что, уже начал фантазировать про власть над миром и восставших гомункулах? Даже не знаю как тебе сейчас и сказать-то про твою работу. — вообще-то говорить и смеяться одновременно довольно сложно, но колдун справился. — Признаюсь по секрету, я тебя библиотекарем пригласил, будешь мне летописи начерно писать.

— Но почему я? — проклятье, кажется это не мой голос, никогда не думал, что говорю таким писклявым и дрожащим голосом, — Разве не проще было своих сюда отправить?

— А то что из другого мира, так не беда. Грамоте ты обучен, запросов великих у тебя нет, задница к долгому сидению натренирована, идеальный работник. Так что пока окружающий мир не изучишь, опыта не наберешься, ты от меня никуда не денешься. Так что принимай хозяйство. — довольным и веселым голосом закончил речь мой новый хозяин, и усмехнувшись, добавил, — Чернокнижник.

 

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели