Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Атрип Первый сидел за столом. Массивная столешница на четырёх толстых ножках едва виднелась из-под тарелок с едой. Мужчина неторопливо обгладывал печеное крылышко зивульки, наслаждаясь вкусом. В этом придорожном трактире он решил поесть перед последним переходом к своей цели – поместью благородного Ротуса Огли. Двухмесячное путешествие с другого конца мира подходило к концу. И если до порта Линграмского королевства Атрип добрался без труда и проблем на попутном корабле Хараганского архипелага, то последняя неделя пути по суше превратилась в настоящее издевательство судьбы.

Прямо за городскими воротами он наткнулся на шайку проходимцев из пяти человек. Они оказались вооружёнными и серьёзно настроенными. Атрип усмехнулся: эти глупцы не ждали, что он может двигаться быстро. Он повёл огромными плечами, сделавшими бы честь и кузнецу, и полночному медведю, и взял новое крылышко. Когда его кулаки, по размерам не уступавшие головам бандитов, били несчастных по лицам, эти глупцы валились бездыханными.

Атрип окинул взглядом ломящийся от еды стол. Он любил поесть. Поэтому, когда на второй день пути к нему в комнату вломились двое молодцов с кинжалами, отрывая от богатой трапезы, он выкинул их из окна второго этажа небольшой ресторации. На что надеялись эти глупцы, хараганец не понимал. Каждая его нога была толще их животов, а руками он с легкостью ломал дубовый брус. Создательница озаботилась тем, чтобы её творение умело применять свои габариты в схватке.

Каждый из нападавших хотел его поясную сумку. Атрип перевозил в ней драгоценный товар, но не кричал об этом на каждом углу. Никто не должен был знать, куда он направляется и зачем. Хараганец в который раз пожалел, что из-за особенностей груза не может воспользоваться простейшей телепортацией.

Новое крылышко отправилось в рот. На четвёртый день он попал в засаду: два лучника на лесной дороге. Они почти справились. Атрип почесал могучую грудь напротив сердца. На его походной накидке остались три дырки от стрел, а на коже появились новые шрамы. Кто надоумил стрелков на бронебойные наконечники? Ему пришлось вырезать их из себя. Теперь тело, стремительно закрывшее раны, требовало пищи и восполнения сил.

До этой деревеньки он добрался без проблем. Небольшой трактир с его появлением быстро опустел. Путник в чём-то их понимал: заросший густой чёрной бородой огромный мужик с настоящей гривой таких же чёрных волос, с косматыми бровями, крупными чертами лица и глубоко запавшими тёмными глазами не мог внушать доверие.

– Разносчица! Ещё зивулек и хлеба! – крикнул Атрип. – И сыра!

– Сейчас, господин! Лира, шевелись! – тут же отозвался хозяин трактира, стоявший за стойкой.

Пока несли заказ, хараганец вытер руки об огромный платок, напоминавший по размерам боевое знамя, и коснулся сумки. Товар требовал бережного обращения.

В этот момент двери таверны распахнулись. Атрип посмотрел на вошедшего и понял, что снова начались проблемы. Этот человек отличался от сельского жителя как тигр от котёнка. Запылённые сапоги, окованные сталью. Кожаные штаны, укрепленные стальными же вставками. Длинная куртка из толстой кожи. Короткий меч в ножнах на поясе, кольчужный капюшон. И очень наглая ухмылка на тонких губах. За ним вошли ещё трое.

– Говорят, ты, тварь, привёз со своих островов драгоценности.

– Говорят, зивуль доят, – ответил хараганец, откусывая кусок от булки.

– Я поспрашивал своих друзей, они говорят, что убить го-мун-ку-ла тяженько. Эти беловолосые твари двигаются быстрее стрелы, им не страшны удары в сердце, и даже отрубленная голова не сразу останавливает. Правду бают?

– Лгут, вестимо. Кто же живёт без головы, – пожал массивными плечами хараганец.

– Где груз? – прекратив улыбаться, спросил вошедший.

Один из его товарищей подошёл к столу Атрипа и сел напротив него.

– Чего молчишь, заросль?

Хараганец посмотрел в глаза этому наглецу и улыбнулся, а затем его огромная ладонь накрыла голову бандита и сжалась. Молниеносно. Путник знал, что никто даже не поймёт, что случилось, пока из-под пальцев не потечёт кровь. Он отбросил мертвеца к входу, выигрывая время. Бандиты бросились к нему, доставая оружие.

Хозяин таверны проворно схватил разносчицу, и вытолкнул её на кухню.  Атрип его прекрасно понимал, но последовать за ними не смог бы при всём желании: он был в два раза больше хлипкой дверки, разделявшей кухню и обеденный зал.

Первого напавшего гигант встретил столом. Тарелки посыпались на пол, когда толстая столешница ударила в грудь бандита. Мужчина отлетел к стене и медленно сполз по ней вниз, из уголков его губ заструилась кровь. Оставшиеся двое замерли.

– Ты ответишь за смерть моих людей, – процедил главарь, доставая из кармана куртки небольшой шарик.

Хараганец с ужасом узнал в этой небольшой штучке заряд имперского пронзателя.

«Использованный в помещении он превратит всё живое в фарш, нашпигованный металлом. Самое страшное – он уничтожит груз», – мысль пронеслась в голове Атрипа огненной иглой. Приказ создательницы звучал ясно: «Сохранить любой ценой!»

– Чего это поседел, туша? От страха?

Рывок Атрипа был быстр. Его удар кулаком сломал главарю плечо, а пинок впечатал огромную ступню в живот его подельника. Хараганец успел выхватить заряд из руки бандита. Тот попытался воткнуть в бок Атрипа нож, но промахнулся и уже не успевал это осознать: лёгкий толчок раскрытой ладонью, и главарь отлетел к стене.

Хараганец вылетел из трактира, он чувствовал азарт боя и уже не мог сдерживаться. Создательница вложила в него много ярости и ещё больше силы.

Солнце било гиганту в глаза. Он на песчинку зажмурился и в этот же момент пропустил удар в плечо. Столкновение оказалось такой силы, что огромный мужчина повалился на спину.

Боль пронзила левую руку. Атрип на мгновение потерялся, но затем его тело начало бороться за жизнь. Удары сердца стали чаще. Он знал, что сейчас уязвим. И любой опытный боец уже заносил бы над поверженным хараганцем меч.

– Вставай, монстр.

Атрип поднимался медленно, не рискуя опираться на раненую руку. Внутри него гнев боролся с болью. Он всё ближе подходил к тому моменту, когда не сможет выполнить распоряжение Создательницы. С ним такого ещё не бывало. Страх медленно пробирался в его разум.

«Я не могу подвести госпожу».

– Послушная скотина. Ты отдашь мне сумку.

Атрип всё ещё не мог рассмотреть, кто отдавал приказы, но предположить оказалось несложно: из плеча хараганца торчал осколок льда. Атрип ничего не мог противопоставить магу.

– Но я не буду марать о тебя руки, – надменный голос бился в голове гиганта. – Хараганская тварь должна сдохнуть от лап подобной же твари!

Атрип проморгался и неверяще посмотрел перед собой. Солнце слепило и позволяло рассмотреть лишь силуэты мага и двух его подручных. Но вот вперёд выступил он – огромный хараганский тигр.

Создатели хорошо потрудились, пестуя этих существ. В армии Архипелага именно тигры сопровождали гомункулов в бою. Ездовое животное, верный друг и опасный хищник, способный видеть магию.

– Тварь! Убей этого недочеловека!

Тигр повернул массивную голову к магу, а потом посмотрел всеми четырьмя янтарными глазами на Атрипа. Подёргал треугольными ушами. А хараганец всё никак не мог поверить в благосклонность Создателей. Этот глупец должен был убить его магией. Но теперь…

– Защити меня! – крикнул гигант, прыгая в сторону.

Нападавшие не успели отреагировать – тигр стоял слишком близко. Первым упал маг, когда удар когтистой лапы вскрыл его грудь. Увидевшие смерть могучего мага подручные попытались сбежать, и огромной кошке пришлось сделать на пару прыжков больше. Один за другим предсмертные крики пронеслись над маленькой площадью села.

Атрип вырвал из плеча сосульку и, покачнувшись от боли, двинулся к своему спасителю. Животное оказалось неухоженным и изнурённым. Даже огромная жизнеспособность, заложенная при его создании, не могла компенсировать всего.

– Что же за идиот тобой владел? – тихо спросил Атрип.

Он сосредоточился и коснулся тигриного лба. Животное низко замурчало. Любой другой принял бы этот звук за угрожающее рычание, но Атрип любил и знал созданий, выращенных на Архипелаге.

«Твоё имя?»

Образ пришедший в ответ, заставил глаза мужчины расшириться. Он не был гомункулом-менталистом, его способностей хватало лишь для такого неточного образного общения. И всё равно понял с каким глупцом свела судьба этого тигра. Мёртвый маг не удосужился даже закончить привязку к себе: котёнок ему достался по случаю, сам мертвец кошек не любил, а хараганцев презирал.

«Как этот безумец путешествовал с тобой, даже не дав имени?»

Тигр мотнул хвостом, не зная, что ответить. А перед Атрипом встала проблема: он не имел права нарекать именем созданий Архипелага. Этим занимались только сами Создатели или заказчики и покупатели. Но и оставить боевого монстра здесь, в глубине Линграмского королевства, без присмотра – это нарушение одного из принципов Харагана. Никто не должен знать об Архипелаге больше, чем необходимо.

– Кошачья морда, если выживем – меня накажут. Но тайна превыше всего…

– Ты мужик силён! Переманил тварюгу! – хлопок по спине от подошедшего трактирщика напомнил Атрипу, где тот находится.

Гигант осмотрелся: рядом с трактиром толпились люди. Они стояли и смотрели, как проходящий мимо путник заставил хараганскую кошку атаковать хозяина. Это было неприемлемо.

– Тайна должна оберегаться, – пробормотал Атрип, нанося незаметный удар в грудь трактирщика. Тот подавился воздухом. – Нарекаю тебе Алэв. Убей их всех.

Получивший имя и привязку тигр довольно рыкнул и прыгнул к толпе. Послышались крики ужаса.

 

*  *  *

 

Усталый хараганец добрался до небольшого укреплённого поместья только к вечеру. Где-то за его спиной догорало село. Стражники на воротах хотели у него спросить что-то, но удержались. Лишь осмотрели кольцо-печатку Ротуса Огли и пропустили. Зарево на горизонте сменилось дымом.

Атрип потрепал своего спутника по загривку, когда они вошли на вымощенный плац поместья. Здесь их встречали. Неприметный старичок с военной выправкой в дорогом сером костюме с серебряной вышивкой кивнул Атрипу и жестом предложил следовать за ним.

Поместье было небольшим: всего четыре этажа в основном здании и два в двух загибающихся полукругом пристройках. Мощное каменное здание, с узкими окнами-бойницами. Никаких архитектурных излишеств. Хараганец назвал бы это поместье крепостью, но его мнения никто не спрашивал. Старик вёл Атрипа по коридорам, украшенным гобеленами и живыми цветами. Изнутри поместье оказалось похоже на сад-теплицу. Одну из таких Атрип сам когда-то обслуживал в прошлом.

Их путь окончился перед широкими дверьми. Провожатый окинул придирчивым взглядом одежду гиганта, отмечая заплатки и потёртости.

– Будьте вежливы и аккуратны. Держите своего спутника позади. Вы будете присутствовать перед семьёй господина в полном составе. Предупреждаю: арбалетчики имеют приказ стрелять. Не приближайтесь к господину ближе деся… двадцати шагов, – голос у него оказался скрипучим. – Если кто-то из семьи господина подойдёт к вам…

– Я знаю этикет, уважаемый. Ко мне в любом случае подойдёт кто-то из семьи. Ритуал существует давно и установлен не мной, – качнул головой Атрип.

Старик поджал губы.

– Хорошо.

Он толкнул створки дверей. Зал за ними оказался большим и светлым. Под потолком парили десятки магических светляков. От входа через весь зал тянулась изящная колоннада. У дальней стены стоял парный трон. Хараганец вскинул бровь, удивляясь такой мании величия. Этот зал оказался уменьшенной копией королевского приёмного покоя.

– Проходи, дорогой гость, – мужчина на троне призывно махнул рукой. Женщина по его правую руку, улыбнулась.

Они были похожи: светловолосые, стройные, с тонкими чертами лица. Расшитая золотом одежда. Урожденная аристократия. Хараганец коротко поклонился. Алэв коротко рыкнул и лёг на пол.

– Итак, прошу.

Хараганец снял с пояса бережно хранимую сумку и опустился на колени. Незаметные замки щёлкнули под огромными пальцами, и матерчатая сумка развернулась словно бутон цветка. Внутри скрывались железные шары по размеру чуть меньше кулака Атрипа.

– Вы так их перевозите? – не удержался от вопроса Ротус Огли.

– Да, это защищает их от внешнего воздействия, как физического, так и магического. Это очень важно, – пояснил хараганец. – Здесь девять шаров. Пусть приблизятся те, кому они должны достаться.

Ответить хозяин поместья не успел. В зал влетела маленькая девочка в красно-жёлтом платье, преследуемая дородной нянькой.

– Это я! Я! Для меня! – громкий детский голос вознёсся под потолок.

– Дочь! Веди себя подобающе! – нахмурилась жена Ротуса, но Атрип видел, что она с трудом удерживает улыбку.

– Мне! Мне! Скорее! Какой из них мой?! – девочка едва ли не прыгала от переполнявшего её восторга.

«Они решили подарить ребёнку…» – покачал головой хараганец. – «Что ж, видят Создатели, это лучший  в мире подарок для ребёнка».

– Успокойся, дитя. Ты должна выбрать, – начал объяснять Атрип. – Тебе следует коснуться каждого шара. Самый тёплый – твой.

Девочка кивнула и тут же вцепилась в ближайший шар. Потом в следующий. С каждой новой попыткой на её лице все больше отображалось замешательство.

– Пять тёплых. А что дальше? – она посмотрела на Атрипа. Тот пожал плечами.

– Самый тёплый твой, дитя. Не торопись.

И девочка ещё раз по очереди прикоснулась к пяти тёплым шарам. Ещё несколько раз она смотрела на хараганца, словно ждала подсказки, но тот лишь повторял свои слова.

Наконец, она выбрала.

– Этот самый тёплый! – радостно сказала девочка.

– Значит, он принадлежит тебе, дитя, – кивнул Атрип и начал собирать сумку.

Замки щёлкнули, когда он снова укутал оставшиеся шары. Тигр рыкнул, поднялся и присел рядом с хараганцем. А девочка продолжала стоять с железным шаром в руках.

– Открой же его, – улыбнулся гигант.

Девочка засопела от натуги, но все-таки смогла провернуть одну из полусфер. Шар треснул и раскрылся. Она увидела, кто лежит внутри и радостно пискнула. Её глаза расширились, словно она хотела навсегда запомнить этот момент и рассмотреть каждую шерстинку дымчато-серого котёнка. Небольшие треугольные ушки с едва заметными кисточками шевельнулись, и маленькое создание подняло голову, глядя на мир четырьмя тёмно-синими с серыми прожилками глазами.

– Можно… погладить?.. – неуверенно спросила девочка.

– Необходимо, – кивнул Атрип.

Она протянула руку, коснувшись мягкой шёрстки, и котёнок громко замурчал. Он прищурил глаза и обнюхивал ласкающую его руку.

– Это мальчик. Хасинская рысь. Возьми его на руки и пока никуда не отпускай. Корми тоже сама. Он будет настраиваться на тебя и навсегда сохранит верность тебе.

Девочка прижала котёнка к груди и убежала. Нянька отправилась следом. Её родители обменялись взглядами, и мать быстро встала и вышла из зала. А заказчик подошёл к Атрипу.

– Уважаемый гость, хочу отметить красоту вашего спутника. Тигры Архипелага прекрасны. Котёнок, которого выбрала моя дочь, вырастет таким же?

– Нет. Рысь будет в разы меньше, – ответил Атрип.

– Хорошо… этот тигр напоминает мне такого же у мага моего соседа, – Ротус бросил задумчивый взгляд на гостя.

– Нет, вы ошибаетесь. Алэв сопровождает меня с Архипелага. Хараганский кот, правильно привязанный к хозяину, никогда его не покинет, – вежливо ответил гигант.

– А как прошло ваше путешествие? Вы шли через ту сгоревшую деревню? Она как раз во владении этого соседа.

– Если не считать нескольких дураков, хотевших меня ограбить… то вполне себе хорошо. Но в следующий раз, при наличии заказа, я прошу вас самому прибыть в торговую миссию Архипелага или обеспечить вооружённую охрану.

– Я понимаю… И всё же как похож, – задумчиво произнёс Ротус.

– Да, наверное. Вы знаете правила привязки?

– Хараганских созданий? Да. Когда-то и меня сопровождал подобный тигр. Он погиб на войне с сарийцами. Я прекрасно знаю, что делать. Поэтому, я объясню дочери, как провести полный ритуал наречения и привязки. И всё-таки… ваш тигр. Я недавно узнал, что тот маг не провёл всех ритуалов, представляете? Интересно, смог бы он натравить на хараганца хараганского же тигра? – хитро улыбнулся хозяин поместья.

– Смог бы, – сухо подтвердил Атрип. – Хотя у правителей Архипелага могут возникнуть вопросы… вы считаете, что я и этот маг имели шансы встретиться?

– Нет, что вы, просто любопытствую.

Аристократ вышел из зала, провожаемый внимательным взглядом хараганца.

 

*  *  *

 

Хараганец неторопливо двигался по лесной тропе. Алэв крался между деревьев, охраняя от нежданных гостей. Атрипу оставалось последнее. Он нашёл подходящую полянку и начал готовиться. Расчесал бороду, которая с каждым мгновением светлела. Когда он заплетал косы, все его волосы стали белоснежными. Маскировка слетела – слишком много сил потребовалось, чтобы оправиться от тяжелых ран. Теперь любой, кто взглянет на него, опознает в Атрипе хараганского гомункула.

Он привёл себя в порядок и положил на землю перед собой небольшой кристалл. Через несколько мгновений кристалл засветился, а над ним в воздухе соткался женский силуэт.

– Создательница. Я выполнил заказ. Рысь, мальчик, – гигант опустился на колени перед полупрозрачным образом.

– Я довольна тобой, Атрип Первый. Ты оправдал вложенные в тебя силы и время, – её голос, холодный и властный, казался мужчине музыкой.

– Мне пришлось предпринять меры по сохранению тайн Архипелага.

Он рассказал всё, что с ним произошло в долгой дороге. Каждую деталь. Каждый момент. Он каялся, стоя на коленях перед самим Совершенством. Высказал подозрения о его вовлечении в междоусобные дрязги Королевства. Женщина молчала, внимательно слушая. Наконец, она сказала:

– Ты поступил правильно, что сохранил тайну. Алэв останется с тобой. Возвращайся, первенец. Архипелагу нужны такие, как ты: умеющие выполнять приказы.

Образ растворился в воздухе. Тигр подошёл к стоящему на коленях мужчине, и ткнулся головой в плечо. Двум рукотворным созданиям предстоял долгий путь домой.

Поделиться 
Перейти к верхней панели